Главная » Охота и Рыбалка » Охотничий календарь Июль

Охотничий календарь Июля.

Охота на тетеревиные выводки с собакой

Прежде всего надо знать, где искать выводки. Самое лучшее — предварительно разузнать, где есть поблизости гари и сечи и где всего больше ягоды и какой именно. Июльская охота без исключения производится только в ягодниках. Первое время, именно в Петровки, тетеревята держатся в более или менее открытых местностях с густой и высокой травою. Покосы около опушек с редкими кустами, лесные более или менее обширные поляны, самые открытые места сеч и гарей, иногда даже болотистые луга, поросшие лозняком и тальником, но все-таки примыкающие к лесу или сплошному кустарнику — вот где первоначальное пребывание выводков. Вообще выводки размещаются поблизости токов, именно там, где были замечаемы одиночные косачи, разлетевшиеся с тока или здесь токовавшие в одиночку. Определять близость выводка можно рано утром (еще в июне) по спутанной траве и нахождению тетеревиного помета. С началом сенокоса в лесных пустошах тетеревиные выводки постепенно выбираются из покосов и переселяются в соседние еще не скошенные пожни или ближе к опушке леса, а иногда перекочевывают и в крупный лес. Со второй половины июля выводки держатся более крупного и чистого леса и, будучи спугнуты, садятся на деревья. В августе выводки снова выбираются из лесу к опушкам, ближе к полям, особенно к овсу и гречихе, реже гороху, а там, где нет их поблизости, т. е. в очень лесных местностях, нередко перекочевывают из лиственных в смешанные и хвойные леса, где кормятся брусникой. Начиная с восхода до 9—10 часов утра, затем до 4 часов пополудни выводок всегда почти уже можно застать на кормежке, всегда в сравнительно более открытых местностях, а следовательно, и более удобных для охоты. Лучше всего приноравливать начало охоты к тому времени, как роса уже начнет высыхать, так как и довольно крупные тетеревята не любят мокроты. На ночлег выводки уходят тем раньше, чем роса сильнее. Вообще на сильную росу тетеревята выходят кормиться, где повыше, лес почаще, а следовательно, и суше. В дождливое время выводки выбираются на более открытые места, на самый край опушки.
Когда охотятся за выводками, надо стараться идти краем опушки, а собаку направлять в более открытые места, т. е. туда, где ожидаются тетеревята. Это обстоятельство имеет особенную важность, когда собака ищет около чащи, так как тогда выводок, заслышав поиск собаки, нередко успевает добежать до крепи, а здесь стрельба уже неудобна. Вообще, как только собака, почуяв свежие следы, начнет искать, необходимо сдерживать ее и дать время разбежаться выводку; чрез это достигается то, что выводок не поднимется весь вдруг, а тетеревята вскакивают по одному, по два. Еще лучше, как только собака остановится и сделает стойку, отозвать ее, отойти шагов на 50 в сторону и снова пустить по следу минут через 10; тем временем тетеревята часто разбегаются врозь и затем поднимаются поодиночке. В большинстве случаев, особенно при мелком выводке, первой поднимается старка, которая обыкновенно начинает отводить собаку, почему последнюю необходимо отозвать и направить куда следует. Охота на тетеревиные выводки обыкновенно прекращается в последних числах августа, когда молодые самцы оденутся в черное перо.
Промышленники и даже многие охотники, найдя тетеревиный выводок, прежде всего убивают матку — на том основании, что она уведет молодых, — а затем уже подманивают последних. Такое убийство недостойно настоящего охотника, тем более что в сущности бесцельно и можно перебрать почти весь выводок, не убивая матки, если не торопиться и быть внимательнее. После выстрела надо подождать, пока матка не соберет выводок, минут 10—15 и тогда идти туда. Некоторые ухитряются иногда перебрать весь выводок не убивая матки, даже без собаки. Для этого подняв выводок, непременно стреляют, чтобы разбить его; затем замечают место, откуда он поднялся, и отходят шагов на 100—150 как можно шумнее — постукивая и посвистывая. Тетерка, убедившись в удалении человека, обыкновенно бежит на старое место и начинает скликать тетеревят. По прошествии некоторого времени идут туда и сгоняют выводок. Так повторяют иногда несколько раз и почти на одном и том же месте. Впрочем, очень напуганный выводок становится осторожным, и матка начинает собирать молодых молча, подходя к каждому из отзывающихся, которые глуше посвистывают. Вообще, если есть поблизости другой выводок, то выгоднее оставить первый, из которого уже взяты две-три штуки, до следующего дня; выводок, поднятый 2—3 раза, лучше оставить в покое, так как он становится осторожнее, поднимается разом и надолго затаивается.
Весьма важное значение на тетеревиной охоте имеет поиск собаки и манера подводки. Быстрый и шумный поиск, в особенности же быстрая подводка, крайне неудобны, так как птица, успевающая обыкновенно во время первой стойки несколько отбежать, поднимается далеко. При тихой подводке выводок большею частию разбегается и залегает каждый отдельно. Настоящая подводка по тетеревам — когда собака крадется, как кошка, осторожно переступая через сучья, так как охотник всегда успевает выбрать удобное место для стрельбы, заходит куда надо и тогда уже посылает собаку вперед — поднять птицу. При быстрой же подводке необходимо, как сказано, отзывать собаку со стойки. Впрочем, для того чтобы выводок поднялся не сразу и разбежался, достаточно бывает также подойти к остановившейся собаке и сдержать ее, громко с нею разговаривая: тетеревята боятся человеческого голоса и обыкновенно разбегаются в стороны и затем начинают подниматься поодиночке.

Стрельба линяющих косачей

В конце мая косачи повсеместно кончают токование и удаляются в крепи для линьки. Когда поспеют ягоды (земляника), к концу июня, они мало-помалу начинают выбираться из чащей и глубины леса на опушки и сечи. Впрочем, находить их можно наверняка только ранним утром и после полудня, так как они кормятся часов с 3-х дня всю ночь до раннего утра, часов до 6 (в июле), а днем сидят в чаще. Выходят они на жировку пешком и любят бегать по лесным тропинкам, на которых часто можно найти их перья и судить о их близости. На ягодниках косачи держатся весь июль и даже часть августа, до созревания яровых хлебов, куда потом перебираются. Всего более они, кажется, любят гречиху.
Охота на косачей, особенно когда они еще не вылиняли, довольно затруднительна, так как они очень вороваты, неохотно поднимаются на крылья и всегда стараются убежать в чащу. Здесь требуется опытная и чутьистая собака, которая бы не стала разбирать следы, а сразу принажала косача и заставила его взлететь. Всего лучше заставлять ее идти от крепкого места, чтобы отрезать птице путь к отступлению. Стрелять косачей летом довольно трудно, потому что они не поднимаются выше кустарников и вообще стараются лететь низом.

Охота на глухариные выводки с собакой

Охота начинается также с половины июля и кончается в первой или второй половине августа. При этой охоте необходима прежде всего хорошая собака, а затем знакомство с местностью и с привычками дичи. Собаку не следует сбивать с раз выбранного ею направления, не должно торопить ее на поиске, водке и стойке. Необходимо смотреть, как ведет собака: в одном ли прямом направлении или кругами, т. е. постоянно возвращаясь на старый свой след. В первом случае надо предоставить собаке полную свободу действовать; во втором ее необходимо торопить, потому что на кругах она идет водкой по следу старого глухаря, которому лень подняться и который старается спутать охотника и собаку, заставляя их несколько раз возвращаться к одному и тому же месту; спутав таким образом, он поднимается вне выстрела. Нужно терпеливо выжидать вылета дичи и всегда держать наготове ружье на случай внезапного ее вылета. Поднявшуюся дичь следует отпускать на расстояние верного выстрела, но лишь если то позволяет местность; там, где растительность густая и частая, например в кустарниках и мшарниках, нельзя выжидать, когда птица покажется где-нибудь на прогалине, а нужно стрелять в то место, где слышится хлопанье крыльев взлетающей дичи, хотя бы самой ее и не было видно. Только при этом непременно нужна охотничья сметливость, т. е. охотник должен уметь быстро и верно прицеливаться, быстро и верно определить то место, где происходит хлопанье крыльев, должен знать, какая дичь и на какой вышине взлетает от земли. Не каждый такой выстрел будет удачен, но все же менее шансов пропустить добычу, чем при выжидании ее вылета на чистое место, когда она будет уже вне выстрела.
Не должно позволять собаке гнаться за поднявшейся дичью и бросаться к убитой, потому что выводок поднимается иногда не разом; собака же, бросаясь за дичью, пугает выводок, поднимает его зря, вследствие чего охотник, не приготовившись к выстрелу, делает промахи или отпускает дичь без выстрела.
Не следует также и охотнику торопиться подходить к убитой птице с разряженным ружьем; часто птица бывает только оглушена выстрелом, а с приближением человека приходит в себя и мгновенно улетает. Выпустив заряд, следует прежде всего заменить его новым, а потом идти к добыче.

Охота на рябчиков с легавой и лайкой

Ходить за рябчиками с легавой возможно только летом, в июле и начале августа, когда рябчики держатся выводками по опушкам лесов, в прогалинах, сечах, вообще по ягодникам. Ранним утром, во время кормежки выводка, когда он разбредется, можно молодых поднимать порознь и убить из-под стойки несколько штук.
Но гораздо занимательнее и выгоднее годить за рябчиками с т. н. лайкой, которая должна быть хорошо натаскана именно по рябчику: она должна только подать голос, а не лаять, потому что рябчик — птица робкая и боится вообще всякого шума, а также сильного лая собаки. Рябчика приходится бить сидячего. Охота эта возможна только летом, покуда выводки еще не заматерели; весной же, зимой и даже поздней осенью лайка принесет больше вреда, чем пользы.

Охота на выводки рябчиков с пищиком

Она начинается с конца июля или в начале августа. Молодой рябец в полматки величиной охотно идет на дудочку, особенно если выводок не уведен маткой очень далеко. Молодых следует манить тогда «на черк», т. е. голосом молодого рябчика, ударяя легко в дудочку раза два-три, не более, с легкими промежутками. Всего добычливее бывает охота в начале осени, когда рябчики еще держатся полными выводками. Отысканный выводок с шумом поднимается с земли и тут же садится на деревья, б. ч. на нижние сучья. Если внимательно разглядеть, где сидят рябчики, то иногда удается застрелить, не сходя с места, несколько штук, именно когда охотник начнет с нижних или крайних. Непуганые рябчики смирно сидят по сучьям или, вытягивая головку, стрекочут.
После нескольких выстрелов они, однако, снимаются и летят дальше; этот перелет уже гораздо длиннее первого, и они садятся на деревья выше. Но так как рябчики всегда летят в прямом направлении, то опытный промышленник скоро отыскивает их вторично. Затруднение состоит только в том, чтобы разглядеть притаившихся рябчиков, что требует большого навыка и зоркости. Таким образом выводок перемещается в третий, даже четвертый раз, делая все большие и большие перелеты и рассаживаясь все выше и выше. Свисток показывает охотнику, где сидят рябчики, помогает ему в определении их местонахождения, и нередко удается таким образом перебить большую часть выводка, иногда состоящего из 15 штук.

Летняя охота на дроф

Начинается она с первых чисел июля, в Крыму же и на Кавказе на неделю или две раньше. Это одна из самых утомительных и тяжелых охот, так как она всего удачнее бывает в полдни жаркого дня — только тогда дрофы лежат крепко и хорошо выдерживают стойку.
Выводок дроф б. ч. состоит из двух молодых (обыкновенно самца и самочки) и матки. Редко бывает 3, а тем более 4 молодых, хотя есть местности (в Новороссии), где такие выводки составляют довольно обыкновенное явление. Изредка при выводке или недалеко от него держится и дрофич, который весной, однако, редко ходит с одной, а чаще с несколькими самками. Впрочем, надо заметить, что в некоторых случаях в выводке встречаются молодые разных возрастов, так что большой выводок может быть и сборным. Несомненно, что молодые от погибшей матки пристают к ближайшей самке.
Местопребывание выводков несколько различно, смотря по местности. Во всяком случае самка, выведя детей, уводит их с пара или степи в хлеба. В Новороссии (и Бессарабии) выводки ютятся в кукурузах, терновнике и бурьянах по склонам балок. В восточных губерниях они укрываются обыкновенно в просе; местами выводки держатся даже в картофельных полях. Но вообще они редко залегают в середине посева, а большею частию с краю, причем часто вырывают себе ямки. Присутствие дроф в данной местности всегда можно узнать по перьям. Самцы в тех местностях, где люднее, во время вывода и выкормки молодых пасутся в степях или на вспаханных парах, особенно там, где много корневищ пырея, но местами предпочитают держаться хлебных полей, как и выводки.
Выводки дроф по зорям пасутся на открытых местах по полянам, прилегающим к хлебным полям, приближаясь к последним по мере того, как восходящее солнце начинает пригревать, а как только оно подсушит росу, забираются в хлеба и залегают обыкновенно с края, невдалеке от обмежков. На таких полях по окраинам яровых посевов обыкновенно и следует направлять свои поиски. Часто бывает, если удалось набрести на утреннее пастбище дроф, что собака прихватит по свежему следу и прямо поведет к выводку в хлеб. Тут надо быть осторожным, потому что необлежавшиеся дрофы не подпустят вплотную и снимутся разом всем выводком. Позднее же, ближе к полудню, они лежат так крепко, что поднимаются буквально из-под ног, и после выстрела по одной другие продолжают лежать, пока их не тронешь ногой или их не спугнет собака. Они обыкновенно прижимаются к земле, вытянув шею и даже не моргая, и нетрудно их взять руками. В это время дня разыскать выводки гораздо труднее, и указанием их близкого присутствия в таких случаях служат табунки дрофичей, остающихся на пашне позднее и околачивающихся около тех же хлебных полей. Они тоже в самый припек залегают в хлеба, но не с краю, а ближе к середине загона врассыпную вблизи какой-нибудь лысинки или заросшего сорными травами посева. Лежат они не так крепко, как самки с молодыми, но все-таки выдерживают стойку и подпускают охотника на самый ближний выстрел даже мелкой дробью; номера же 1—2-го совершенно достаточно и на 50—60 шагов. Вообще в это время дрофы далеко не так крепки к ружью, как осенью и зимой. Так как отыскивать дроф на припеке крайне утомительно, то лучше всего прибегать к предварительным рекогносцировкам. С этою целью, узнав (от пастухов и других), где дрофы держатся, ранним утром разыскивают их (хотя бы в экипаже) запоминают ближайшую к ним кукурузу, просо или бурьян, где выводок, по соображению, должен залечь. Затем около часа дня надо быть на этом месте с собакой, причем ее далеко от себя не отпускают.
Летняя охота на выводки дроф продолжается до средины или даже (на востоке) до конца августа, когда молодые начнут летать.
Следует заметить, что старые самцы, будучи подстрелены, очень дерутся с собаками крыльями и клювом и могут нанести им серьезные раны. Кроме того, надо помнить, что дрофа — дичь очень непрочная, тем более в жару, а потому ее необходимо или немедленно потрошить, или же (как зайца) потрясти и, наклонив, выдавить содержимое кишок. В противном случае дрофа очень скоро портится и сильно пачкает и тухлит сетку своими вонючими экскрементами.

Охота на стрепетиные выводки

Охота с легавой на стрепетов начинается (в степях южной и юго-восточной России) с начала или середины июля и продолжается иногда до конца августа. Стрепетиные выводки держатся в очень густой полыни или мелком бурьяне, нередко вблизи яровых хлебов, особенно овса и льна, часто в недалеком друг от друга соседстве. Чем меньше они, тем крепче прячутся и охота труднее. Молодых, с поршка ростом, чрезвычайно трудно поднять из густой травы — они больше надеются на свои ноги, чем на крылья, и зачастую совсем уходят из-под собаки, особенно с горячим поиском; лучше всего, когда молодые вполматки и уже хорошо летают. Бегут молодые от места спуга очень шибко и по радиусам от него, а потому, попавши на таковой выводок, нужно идти с собакою по концентрическим кругам, увеличивая их сразу шагов на сорок. Матка стрепетиная поднимается всегда первая. Летит она по видимому плохо и так же отводит собаку, как тетерка или глухарка. Разница только в том, что, отлетевши недалеко, если охотник успел остановить собаку от преследования, она опять встретится на каком-нибудь кругу, так как не успеет и присесть, как снова бежит на место подъема молодых, почти не обращая внимания на человека. Если молодые крупнее, чем вполматки, или сравнялись с нею, то выводки держатся уже не в густой траве, а предпочитают редкую и очень любят возвышенные места, т. е. держатся по краям лощин и по отлогим буграм. Особенно любят они ковыльную, уже скошенную степь по той причине, что здесь они находят изобильную пищу в кузнечиках и других насекомых. Вообще стрепета наиболее насекомоядные птицы из всех куриных птиц. По той же причине стрепета любят посещать стоянки овец и рогатого скота (тырла), где они находят в помете много жучков. Крупный выводок редко весь поднимается за маткой, улетят за нею два, три, а остальные спасаются бегством во все стороны и затем, порядочно отбежавши, так крепко залегают, что чуть не топчешь их ногами. По взлету старки можно узнать, оставила ли она за собой выводок или нет. Яловка или самец при взлете испускают дребезжащий звук со свистом и не кричат; матка же вылетает с глухим хохотом; звуки эти очень похожи, если произносить быстро: «го, го, го-го-го». Молодых обыкновенно бывает в выводке 4—5, редко до 7, но позднее, в конце июля или в начале августа, встречаются сборные выводки, но 2—3 вместе, т. е. до 15 штук, почему многие имеют неверное представление о численности стрепетиного выводка.
Охота на стрепетов возможна только в самую жаркую пору дня, от 12 до 4 часов пополудни. Раньше и позже этого времени стрепет не подпустит к себе пешего человека и на сто шагов. Чем жарче день, тем удачнее охота. Удобство этой охоты заключается в том, что в ней может участвовать произвольное число охотников при соблюдении известного интервала между соседями и при условии обширности степи. Все стрепета к полудню от жары ложатся в более густую траву и так крепко залегают, что зачастую, если собака не обладает хорошим чутьем, приходится поднимать стрепета самим охотникам. В жаркий день каждый стрепет отлично выдерживает стойку собаки, и, несмотря на выстрелы, тут же шагах в десяти-двадцати можно найти притаившихся птиц. Замечено, что перед грозой, иногда за несколько часов до нее, стрепета особенно в конце июля и в августе поднимаются очень далеко от собаки. Во время сильного ветра они также плохо выдерживают стойку.
Для этой охоты нужно иметь самую легкую белую одежду, вместе с тем мало поглощающую лучи солнца, в дрожках иметь запас воды, а на ногах, вместо сапог, башмаки или болотные поршни. Собака, как бы ни была хороша, но на первом поле при знакомстве со стрепетами живо спасует. Нужны два, три поля, чтобы она попривыкла к этой охоте и изощрила чутье, надо давать ей почаще отдых, укладывая ее в тень, часто обливать голову водой, обтирать ей глаза и нос. Так как в очень сильную жару собака при потчевании ее водой отказывается удовлетворить жажду, лакнет раза три и лезет грудью на чашку с водой, то поэтому смачивание живота, под мышками передних ног значительно охлаждает ее и через минуту после такой процедуры она снова может работать. Конечно, лучше, если собаку где-либо поблизости можно выкупать, но это бывает возможно только в очень редких случаях. Следует заметить, что, охотясь на стрепетов, лучше иметь собаку с желтою шерстью, чем с белою или другою. Желтую или рыжую собаку стрепет ближе подпускает, вероятно принимая ее за лисицу. Для охоты на выводки стрепетов достаточно № 4—5 дроби. Вообще летом и взрослый стрепет вовсе не крепок на рану. Точно так же и стрельба их нетрудна: спугнутый стрепет (взрослый) сначала подпрыгивает, точно резиновый мяч, и, поднявшись вертикально на несколько сажен, летит уже по прямой линии и не особенно быстро, хотя и с большим шумом, часто махая крыльями.
Молодые стрепета растут очень быстро: обыкновенно к концу июля они, особенно в нежаркие дни, взлетают вслед за маткой или вместе с нею и не подпускают уже так близко на стойку. Эта относительная строгость их кроме возраста птицы объясняется еще тем, что к этому времени на юге все яровые хлеба уже сняты, а степи выкошены и стрепету негде укрыться. В августе выводки держатся в большинстве случаев по нескольку вместе, собираясь иногда в большом количестве.

Летняя охота на дупелей

Дупель выводится или в кочковатых болотах, поросших кустиками, или же (в более северных местностях) в лесных крепях, часто малодоступных. В начале июня или даже в конце мая самки с выведшимися дупелятами перекочевывают отсюда в хлеба (в сев. черноземных губ.) или (в лесных местностях) в пустоши, где часто встречаются вместе с тетеревиными выводками. В обоих случаях они привлекаются обилием насекомых, в особенности кузнечиков, почему встречаются и на совершенно сухих местах, хотя и поблизости от воды или болотинки. Пустошной дупель всегда сытее болотного. Чаще всего пустошные дупеля замечаются в болотах к вечеру; там же, где местовой дупель держится в хлебах, охота за ним начинается с того времени, как начнут убирать рожь. Замечено, что среди дня дупеля хуже выдерживают стойку, потому что в это время часто стоят на кочках.
Любимым местопребыванием дупеля служат топные болота с родниками и грязями, местами кочковатые и поросшие кустами. В июле и августе, в жаркий полдень дупель лежит очень крепко, отлично выдерживает стойку собаки и поднимается лениво. При небольшом количестве дупелей охотник, желающий отыскать их более, должен, как только взгонит и убьет первого, систематически приняться за отыскание прочих дупелей, стараясь по возможности не пропустить ни одного кустика, ни одной кочки, и обойти приблизительно все вокруг этого места лежащие болотинки и луговинки. На дупелиную охоту требуется главным образом хорошая собака с хорошим и верным чутьем. Если собака тяжела и ходит недалеко, то в крепкой стойке ее нет особенной надобности.
Чтобы поменьше делать промахов по дупелям, нужно, во-первых, всегда стрелять дробью №8 англ., во-вторых, не гоняться за 10—15 аршинами увеличивающегося расстояния по мере удаления дупеля, а проворнее вскинуть ружье на цель, но стрелять с выдержкой, отпуская птицу на 30—40 шагов; третье, стараться, чтобы собака шла всегда с левой стороны или впереди, но никогда с правой или сзади охотника; четвертое, если дупель взлетел не в меру или неудобно и охотник не успел хорошенько выдержать его на цели, то лучше не стрелять по нему на этот раз, потому что нестреляный дупель улетает недалеко и садится почти всегда на виду у охотника; далее, ходить надо как можно тише и к убитому подходить не спеша и всегда с заряженным ружьем и с собакою. По причине прямого, довольно медленного полета дупеля стрельба его несравненно легче стрельбы бекаса, даже тетеревят.
Не имея хорошей собаки, гораздо удобнее, подыскав себе товарища, пройти болото с бечевою, что делается так: бечеву толщиною в ружейный шомпол, длиною около 10—12 сажен привязывают к поясу или к ноге охотников, и веревка, нетуго натянутая, свободно волочится сзади по траве, образуя собою дугу; ненатянутая, свободно опущенная веревка легко идет, скользит по траве и не так часто цепляет за кочки и мелкие кустики, как натянутая. Медленно подвигаясь и волоча за собою по траве веревку, вспугивают всех дупелей в ней. Иногда заставляют тащить веревку двух человек без ружей, а охотники идут за дугою веревки; при этом надо только быть очень осторожным, чтобы не застрелить людей.

Стрельба дупелей на высылках

Высыпки дупелей начинаются обыкновенно не ранее второй половины июля. В северных черноземных губерниях самые большие вывалки бывают, когда тронут рожь; затем новые высыпки показываются, когда начнут косить овес. Третий и последний вывал бывает здесь в конце августа. Огромная, разогнанная охотником высыпка рассыпается в окружности на довольно большое расстояние и в другой раз не соединяется более как по 2—5 пар, а зачастую и меньше. Избранные дупелями из разлетевшейся высыпки места неохотно покидаются ими в продолжение всего лета, так как подобные места всегда окружены крепкими, поросшими лозняком и камышами болотами. Охотник, удачно нашедший в таких местах разогнанную или разъединенную высыпку, может наверное снимать ежедневно с одного и того же места (если оно из удобнейших в сравнении с остальными, в той крепи находящимися) приблизительно одинаковое количество дупелей. Делается это обыкновенно с самого раннего утра; беспокоить же к вечеру таких дупелей не следует, потому что в это время они обыкновенно перелетывают или отыскивают более удобные места. Неразогнанная высыпка держится всегда вместе, иногда до последних чисел августа.

Стрельба вальдшнепов на воде

Охота за вальдшнепами на воде или грязи начинается с начала линяния их и продолжается вплоть до конца пролета. Выбирается обыкновенно открытый бочажок, чтобы вода была ясно видна летящей птице, кроме того, не заросший осокой; если же он порос хоть немного, то вальдшнеп ни за что на него не сядет. В особенности он любит бочажки, на которые гоняют на водопой скот и берега которых примяты, истоптаны и покрыты пометом, особенно коровьим. Можно стрелять вальдшнепов и на лесных дорогах с глубокими колеями или на паровых унавоженных полях. Охотник становится шагах в 15—20 от лужи где-нибудь за куст, но так, чтобы удобно было обстреливать всю лужу; если же берег, на котором стоит охотник, представляет неровности около воды, за которыми вальдшнеп может укрыться, то их заваливают хворостом. Охота бывает тем успешнее, чем меньше в окрестности бочажков. Тихий, теплый и туманный вечер благоприятствует удаче. Всего охотнее вылетают вальдшнепы на лужи на зорьке, а перестают вылетать, когда совсем стемнеет. На воде приходится иногда стрелять влет, но гораздо чаще в сидячую птицу. Прилетев к воде, вальдшнеп начинает купаться; рябь и круги, происходящие от этого купанья, помогают разглядеть, где сидит птица, и потому стрелять легко. Купаясь, вальдшнеп уркает совсем особенно и этим криком подзывает к себе других вальдшнепов, что дает возможность изредка убить несколько штук одним выстрелом. После выстрела охотник не выходит из засады, чтобы не отогнать других вальдшнепов (убитой же птицы вальдшнеп не боится), до тех пор, пока совершенно стемнеет и стрелять будет неудобно. Убитых птиц лучше отыскивать при помощи собаки, которую до окончания охоты держат (если это необходимо) на привязи.

Стрельба уток в камышах

Охота эта начинается со средины или конца июля, когда молодые утки поднимаются и небольшими станичками летают по озерам или заливам. Охотятся по вечерним и утренним зорям на лодке, становясь в ней в куст тростника или разъезжая около тростника по плесам. Утки налетают на охотника, носясь по озеру для отыскания корма или спугнутые выстрелом, или поднимаются из камыша при приближении лодки. Стрельба начинается вечером с закатом солнца и продолжается до глубокой темноты; утром же кончается часов в 7—8. В пасмурный день уток летает больше; тогда они раньше начинают летать вечером и позднее кончают утром и бывают много смирнее. Если утка подстрелена, а не убита наповал, то ее надо стараться сейчас же взять, иначе она непременно затаится, даже на чистом месте. Для этой охоты требуется ружье далекобойное, бьющее мертво и по возможности скорострельное. Такая охота может продолжаться до сентября, пока утки не собьются в большие стаи и не переселятся из камышей на середину озера, в открытые места.

Содержание молодых ловчих птиц

Держат их в светлой, сухой, просторной и удобной во всех отношениях комнате или галерее. Если это гнездари, еще в пуху или не вполне оперившиеся, то необходимо сделать им искусственное гнездо; для этой цели может служить любая невысокая корзина, достаточно просторная, в которую кладется подстилка (из соломы, листьев или свежей молодой хвои). Окна в комнате должны быть снабжены рамами с проволочными сетками, чтобы целый день во время хорошей погоды можно было держать их открытыми, не опасаясь случайностей. На ночь, а также и во время ненастья окна следует затворять. Подстилка в гнезде переменяется по возможности часто (ежедневно или через день), и в особенности в то время, когда птенцы опериваются, так как на ней скопляется множество пуха и перхоти, не очищаемых ветром, как на воле. Можно, вскармливая птенцов, устраивать им гнезда и на открытом воздухе, но для этого необходимо иметь место, вполне защищенное от бродячих собак и охраняемое сторожами. Птенцам, помещенным таким образом, дают совершенно опериться и окрепнуть, оставляя их на некоторое время летать на свободе, и после уже их ловят каким-либо способом, привлекая к корму в обычное время.
Если птенцы еще в пуху и очень малы, то их следует кормить 4—5 раз в день, отнюдь не давая наедаться досыта (т. е. на полный зоб). Птенцов повыросших и оперившихся кормят два раза в день: утром в 7 часов и вечером в 5. Каждый раз до корма должно наблюдать, чтобы зоб был просторен, а иначе не давать корма. С возрастом птенцов, уже оперившихся, количество пищи, необходимой для них, уменьшается, однако, в значительной степени: слетки довольствуются половинным количеством пищи, необходимым для гнездарей (особенно во время оперивания). Во время выноски количество пищи еще уменьшается. Покуда птенцы очень малы, их кормят из рук, каждого порознь по очереди. Повыросших птенцов можно кормить из рук, привабливая их кормом и приучая к позыву (свисту или крику, какой будет применяться впоследствии во время охоты). Около гнезда делаются невысокие нашести; такие же нашести (различной толщины, смотря по птенцам) устраиваются у самых окон и в углах комнаты, чтобы птенцы могли греться на солнце или отдыхать в тени, сытые. Удобно устраивать эти нашести лестницею, чтобы птенцы могли взбираться выше и выше, без всякой малейшей опасности. Должно наблюдать, чтобы верхняя нашесть была достаточно поместительна: нередко птенцы дерутся за высшее место, очевидно считаемое ими достоянием сильнейшего, почетнейшим и удобнейшим (для ночлега). Посреди комнаты или близ окон должна быть лохань с водой (вершка на 2, на 3) или, еще лучше, плоская цинковая ванна, достаточно просторная и поместительная, чтобы птенцы, купаясь, не могли поломать себе маховых перьев и хвоста. Воду должно переменять ежедневно. Вопреки многим указаниям, птенцы охотно пьют и купаются начиная с того времени, как оперятся. Точно так же купаются и пьют взрослые птицы, хотя и не так часто. Около ванны с водою должен быть мелкий речной песок, в котором птенцы изредка роются, чистя перья. На притолках окон, а также кое-где и на полу кладут еще свежие дернины: на них птенцы любят отдыхать лежа, слетая с нашестей.
Кормят птенцов свежим говяжьим сердцем, телятиной, говядиной, бараниной и различными свежеубитыми птицами. Покуда птенцы малы, корм необходимо мелко рубить, очищая от жил, жира, костей и перьев; позднее птенцы без вреда проглатывают некоторые кости и мелкие перья и скидывают их по окончании пищеварения в виде комков (так называемых погадок). Нередко, особенно копцы и дербники, скидывают две, даже три погадки в день. Обыкновенно охотники считают правилом не кормить птиц, покуда не скинуты погадки, но это не совсем верно: иногда погадка задерживается от слабости, худобы или изнурения птицы, и тогда не только без вреда, но и с пользою можно накормить птицу мясом без костей и перьев; погадка будет скинута по окончании вторичного пищеварения. В рубленое мясо очень хорошо прибавлять свежие сырые яйца, приблизительно по 1 яйцу (куриному) на каждые два фунта мяса. Голуби, куры, цыплята, щенки, котята, грачи, галки, зайцы, кролики вообще считаются хорошим кормом.
Вообще, чем корм разнообразнее, тем он лучше и здоровее для птиц; однако же мясо исключительно молодых животных и птиц при всей своей удобоваримости недостаточно питательно для птенцов и скоро им противеет. Совершенно безвредно и мясо ворон, сорок, соек и дятлов как перемена пищи; мясо белок и кротов поедается неохотно, между тем мясо мышей, очевидно, нравится и кажется вкусным большинству. Последнее мясо, как и мясо сорок, дятлов и дроздов, имеет слабительные свойства. Свиное мясо считается вредным, как и мясо водоплавающих птиц (хотя, например, мясо уток, очищенное от жира, и особенно утиные головы без всякого вреда поедаются птицами, уже повыросшими). Всякая примесь поваренной соли к корму оказывается губительной для птиц. Бычачья (и всякая другая) печень кроме поноса производит и несварение желудка, поэтому для корма не годится. Конское мясо слишком питательно и пригодно лишь для орлов; оно, впрочем, служит им отличной пищей, здоровой во всех отношениях. При выборе корма в особенности весьма важно обращать внимание на его свежесть: мясо лежалое вызывает многие болезни и должно быть безусловно отвергаемо. Исключение составляют орлы, нередко питающиеся падалью.
Если комната для вскармливания птенцов ловчих птиц достаточно просторна, то в ней можно содержать одновременно птенцов различных пород, кроме ястребов (больших и малых), которых всегда должно держать отдельно, так как они нередко пожирают друг друга при малейшем недосмотре; чаще это случается в то время, когда птенцы оперяются и начинают летать.

Воспитание слетков ловчих птиц

Добытых слетков прежде всего снаряжают: надевают им на ноги опутенки (обносцы, путцы) с должиком (должником) и бубенчики (колокольцы).
Самые удобные и практичные во всех отношениях опутенки делаются из оленьей замши и состоят из двух замшевых ремешков длиною около четверти, пошире к одному концу и поуже к другому. На обоих концах прорезываются петли: на более широком (которым охватывается лапка птицы) — две петли, а на узком — одна; к узкому концу глухой петлей (прорезанной в ремешке) прикрепляется металлическое колечко, служащее для продевания должника.
Должник есть ремешок или шнурок с узлом на одном конце длиною около аршина, продеваемый в колечко опутенок. Под узел нередко продевают кружок из твердой кожи, чтобы должник не проскакивал сквозь колечко опутенок.
Бубенчики величиною с орех, по возможности звонкие и легкие, прикрепляются посредством ремешков также к ногам птицы повыше опутенок двойными узлами. Малым ястребам русские охотники обыкновенно прикрепляют только один бубенчик — к средним хвостовым перьям, что также удобно. Для ястребов (а также и для других птиц, в особенности для дикомытов, т. е. пойманных после того, как они перелиняли на воле), часто слетывающих и более диких и резких в своих движениях, очень удобно приспособление к должнику и опутенкам — вертлюжки и два карабина.
Вертлюжок состоит из кольца, отворяющегося на шарнире и замыкающегося посредством гайки, на винтовом стержне, продетом в нижнее кольцо (вращающееся на нем) и заклепанном наглухо. Карабины — обыкновенные, вроде тех, какие употребляются для часов, — также вращающиеся на стержнях и с пружинками. Кольца опутенок пристегиваются карабинами, а в нижнее кольцо вертлюжка продевается должник. Таким образом, птица, привязанная накрепко, лишена возможности запутаться. В особенности удобны карабины и вертлюжок для содержания птиц в соколятне; на охоте же простой должник (без вертлюжка) удобнее, так как он скорее позволяет освободить птицу.
Слетки снаряженные (в опутенках и с бубенчиками) размещаются в своем помещении на отдельных колодках, треногах или стульях (обрубках дерева) или на общей нашести с подбитым под нее до земли холстом, рогожей или ковром. Для ястребов очень удобны также деревянные дуги с натянутым холстом, вделанные в подставки.
Верхнюю часть стульев необходимо обивать войлоком или сукном. Мера эта предохраняет птиц от болезни ног, являющейся от утомления. Также и средина дуги обшивается сукном. Очень удобны стулья или колодки следующего устройства.
Кольцо внизу вертится на стержне, соединяющем колодку с подставкой; вследствие этого еще меньше возможности птице запутаться и обиться. Должник привязывается к кольцу. Треноги, повсеместно употребляемые в Кавказе, Персии, в Башкирии, в Алжире, состоят из металлического (железного) прута, заостренного снизу, на котором прикреплена деревянная палка, обшитая сукном, поддерживаемая двумя более тонкими железными прутьями, наглухо соединенными с первым.
Тренога очень удобна на охоте: ее втыкают острым концом в землю, а к стержню между прутьями привязывают должником птицу. Тренога во время охоты носится за поясом сзади. Как стулья, так и треноги отнюдь не следует делать выше 1/2 арш. от земли: если сажать птиц слишком высоко, им более возможности обиваться и ушибаться, взлетывая. На общей нашести, как и на стульях и треногах, птиц должно сажать не ближе 2-х арш. друг от друга, и только в крайнем случае — на 1 1/2 аршина. Под нашесть натягивается холст (или ковер) для того, чтобы птицы не могли обматывать вокруг нее должники, взлетывая.

Вынашивание ловчих птиц

Вынашивание, или выноска, ловчих птиц заключается в том, что птицу приручают и приучают ее ходить на руку. С ловчими птицами, вынутыми из гнезда, то и другое достигается без особых затруднений; вынашивание же слетков гораздо хлопотливее и требует больше времени. В большинстве случаев их приходится пеленать, обвертывая полотном или надевая на них мешок с прорезом для головы. Самая удобная пеленка — мешок в форме несколько выпуклого по сторонам конуса, верхушка которого срезана в отверстие надлежащей величины, а основание обрезано клином. Этот мешок надевается на птицу клином поверх хвоста, голова просовывается в верхнее отверстие, а тело и зад с разогнутыми к хвосту ножными цевками покрываются собранным в гладкие складки мешком, который обматывается потом узким бинтом с завязкою сверху, над хвостом. Бинт по ногам и хвосту. заматывается довольно туго, чтобы птица не могла выбиваться из пеленки. Мешок шьется из самой легкой льняной или бумажной ткани. Перед спеленанием ловчей птицы ей надевают на ноги опутенки с должником, а к хвосту или ногам привешивают колокольчики; затем носят ее в руках, так чтобы голова ее всегда была гораздо выше ее зада, — сначала в комнатах, а когда устанут носить, то кладут близ себя, к себе головой, в нарочно сделанный для того станок или же ящик, также корзину, так, чтобы птица лежала в ней не в горизонтальном положении. В первый же день, вечером, при свечах, ястреба (или сокола) надо распеленать и посадить осторожно на руку (правую), на перчатку или рукавицу — на перчатку удобнее. Делаются перчатки из тонкой и мягкой личной кожи, реже оленьей замши и должны быть достаточно просторными (чтобы скользили по руке, когда птица когтит); к ним пришиваются небольшие (в 2 вершка ширины) наручники (краги) из такой же или несколько более жесткой кожи. Снизу, у соединения перчатки с наручником, пришивается небольшое колечко или петелька для привязывания птицы должником к перчатке.
Когда в первый раз посаженный на руку слеток поосмотрится и пообсидится на руке, надо попробовать его покормить (свежим и несколько подогретым мясом ободранных птиц, зажатым в руку около лап ловчей птицы). Некоторые слетки начинают клевать с руки в первый же вечер, другие на второй или третий, но намеренно морить их голодом и бессонницей, как это обыкновенно делается, отнюдь не следует, и если вынашиваемый слеток и на 3-й день упорно отказывается брать пищу из рук, то, чтобы он не отощал и не ослаб, дают ему хоть немного поклевать спеленутому в станке, становясь за дверь или отходя в сторону. Ночь, т. е. час спустя с начальных сумерек и до часа прежде начала рассвета, птица должна сидеть на колодке и спать. Ранней зарей берут ее на руку, а как скоро сделается светло и птица хоть раз слетит с руки, ее пеленают. Пеленать надо до тех пор, пока слеток не привыкнет к людям, а потому носят его (по людным местам) до тех пор (от 3 до 7 или 10 дней), пока при приближении человека он перестает вертеть головой и двигать плечами в пеленках, как бы желая из них высвободиться.
Если распеленутая птица взлетит и повиснет на руке, то ее необходимо тотчас же поддержать за грудь и снова посадить на руку. Когда другой человек подходит или близко проходит мимо, то непривыкшего к людям слетка всегда надо поворачивать к ним передом, чтобы он не мог испугаться и, слетев, повиснуть на руке. Для того чтобы приучить ловчую птицу к собакам, необходимо не только как можно чаще брать с собою собак при выноске ее, но и впоследствии, кормя уже выношенную, подпускать к ней собак, строго наблюдая, чтобы они не пугали бы ее. Тех из птиц, которые не терпят прикосновения и щиплют руку, необходимо почаще гладить по груди и бокам, употребляя для этого какое-либо высохшее крыло (но не рукой, отчего перья мнутся и салятся). Это приучение птицы к прикосновению необходимо для того, чтобы легче можно было впоследствии надевать на нее клобучок. Назначение клобучка — закрывать птице глаза как на охоте, так и дома, чтобы птица не бросалась преждевременно на добычу, не дичилась, сидела бы смирно на руке и не кусала бы других птиц. Впрочем, он употребляется преимущественно для соколов, кречетов и беркутов. Клюв птицы просовывается в отверстие клобучка таким образом, чтобы носовые отверстия оставались открытыми, а сзади клобучок стягивается ремнями или шнурком. Простой клобучок нетрудно сделать самому из оленьей замши, по приложенной выкройке (рис. 214), причем он сшивается в местах, показанных точками. Чтобы содержать клобучки в исправности, непомятыми, а также для того, чтобы выправлять их, необходимы деревянные точеные формы (болваны) по величине головы птицы. Приучают к клобучку сначала в сумерках или под вечер, когда все ловчие птицы смирнее, а потом надевают днем и заставляют птицу сидеть в нем по нескольку часов. На ночь клобучок снимается, а когда птица к нему привыкнет, то надевают его только отправляясь в поле для притравливания или на охоту.
Накормленную птицу не пеленают и держат на колодке или на руке; в последнем случае надо носить ее осторожнее, чтобы она не ударилась обо что-нибудь зобом. Когда она уже достаточно приручена и хорошо ест из рук, то ее приучают ходить на руку — вабят. Для этого, слегка покормив птицу (утром) на руке, сажают ее на стул или на нашесть, придерживая должник, и вновь показывают мясо, слегка при этом причмокивая или посвистывая. Урок этот повторяют несколько раз и потом постепенно увеличивают расстояние, привязывая к должнику более или менее длинный шнур (до 50 сажен), сначала в комнатах, а потом на дворе или в поле. Когда птица уже охотно идет на зов, рука заменяется вабилом. Вабило состоит из двух крыльев какой-либо птицы (голубя, утки, гуся, смотря по тому, кого вынашивают), сшитых папоротками вместе, или же только одно крыло (правое), оторванное вместе со всею мякотью (грудным мускулом). Назначение вабила — служить приманкой ловчей птице, проловившей (промахнувшейся) во время охоты, также для того, чтобы подменить им добычу, уже взятую. К тому же сокола на зов охотника с разлета очень крепко бьют в руку. Вабило с ввязанным в него мясом (или крыло с мякотью) бросается — мечется — на землю вблизи птицы, посаженной на камень, кочку или руку другого охотника. Расстояние это также постепенно увеличивают. Когда же птица уже вполне привыкнет к охотнику и хорошо идет на зов, длинный шнур, к которому она привязана, заменяется более коротким (в 1—2 сажени) и птица перевабливается (зовется) с этим шнурком, уже пользуясь полною свободою; наконец, оставляют на птице только одни опутенки и вабят ее шагов за 200. Как перед тем, так и последним опытом должно дать птице хорошенько проголодаться и вовсе не кормить ее накануне.

Подвывка волков

Волки держатся летом в самых крепких местах, в чаще и близ воды; если где в чаще есть родник, ручей или яма, наполненная водой, можно быть уверенным, что гнездо находится в самом близком их соседстве. Волки ходят пить и на добычу почти всегда одним и тем же местом, проделывая тропы, почему на грязи всегда бывает много следов, по которым иногда можно даже определить и возраст членов семьи. Кроме того, близость гнезда узнается по валяющимся остаткам трапезы невдалеке от логовов, б. ч. в средине острова, позднее и у опушки, помятой траве, помету; весною же, когда волчата еще лежат в норе или гнезде, близкое присутствие их узнается по отвратительному запаху.
Хотя изредка волчицы мечут в неглубоких ими вырытых норах, но обыкновенно они щенятся наруже: под кустом, корнем, в неглубокой ямке, выбирая место поглуше, и настоящего гнезда, как принято говорить о выводке, у волков не бывает, тем более что как прозреют волчата, матка постоянно переводит их с места на место, меняя логово или лежки. Поэтому волчьим гнездом называется собственно вся волчья семья — молодые со стариками. Логова бывают тоже всегда в скрытном месте; позднее молодые ложатся каждый отдельно, так что логовов может быть очень много, и о присутствии выводка в данном месте можно судить только по свежим лежкам, т. е. сильно примятой, свежей траве. Жиры — место, куда волчата выходят играть в сумерки,—бывают б. ч. в редочах или на полянке, несколько в стороне от логовов.
В середине лета, обыкновенно после Петрова дня (с казанской, т. е. 8-го июля), волки начинают выть по ночам, и местопребывание выводка, а вместе с тем численность его определяются весьма просто, так что нет надобности лезть в трущобу. Нередко начинают сначала выть только переярки (неподалеку от логова), а старики и молодые воют только с половины августа, что бывает, когда выводок недалеко от селения или кругом пасется скот. Старики тогда обыкновенно ворчат и огрызаются на молодых, когда те захотят отозваться. То же бывает, если вабельщик вовсе не умеет подвывать. Несомненным признаком пребывания в известном месте выводка волков служит только регулярное вытье, именно вечернее вытье всей семьей — старики с молодыми и переярками, — что бывает большею частию по вечерним зорям. Ночью и на утренней заре волки воют иногда и на ходе на добычу или при возвращении с добычи и большею частию не всем выводком. Голос у матерого самца очень груб и басист, у самки значительно выше и тоньше. Особенность вытья старых волков заключается в том, что они постоянными голосами тянут и все вытье их состоит из двух только колен протяжного вытья. Переярки воют еще тоньше волчицы и притом тянут только начало, а вторую половину колена кончают бреханьем, как прибылые; молодые воют схоже с отрывистым лаем молодой собаки, причем некоторые взвизгивают или ворчат. Точно так же, если в отсутствие стариков, т. е. вскоре после заката и на утренней заре, удачно подражать их голосам, можно определить место логова и численность выводка. Для того чтобы верно определить положение логовов, вабельщику хорошо брать с собой на послухи одного или двух помощников, которые слушают голоса с противоположных сторон, тоже выбирая полянки возможно ближе к предполагаемому местонахождению выводка. Всего легче и успешнее бывает подвывка голосом волчицы, но так как она бывает в гнезде чаще самца, то, чтобы не попасть впросак, надо сначала узнать об отсутствии стариков, отозвав по матерому волку. Затем уже отзывают по волчице, и если волчата голодны, они отвечают немедленно.
Общие правила подвывки следующие. Вабельщик идет к тому месту, где должно быть волчье гнездо, стараясь не подходить слишком близко, лучше всего со стороны хода волков на добычу, не забираясь в чащу, а на полянке или опушке, садится за ветром и, не делая ни малейшего шума, выжидает наступления темноты. Часа через полтора после заката подвывало усаживается предварительно за кусты, за дерево, вообще за какое-нибудь прикрытие и выслушивает, все ли тихо кругом; затем он припадает на колени, тихо откашливается в шапку, чтобы не испортить неуместной перхотой колено подвыва, прижимает большими пальцами обеих рук слегка горло, а указательным сжимает нижнюю часть носа и начинает выть протяжно, сначала дико, гнусаво и скучливо и, постепенно давая волю груди, все выше и громче.
Другие подвывалы (это название употребляется преимущественно псовыми охотниками) при вытье закрывают рот с обеих сторон ладонями рук, делая как бы рупор и соединяя и разъединяя ладони по мере надобности. Настоящие мастера вовсе не прибегают к помощи рук и подвывают волков просто ртом, но всегда тоже запрокидывая голову назад для большей интенсивности воя. Вообще подвывать следует всегда в тихую погоду и только при небольшом ветре, стараясь подвывать по ветру. В сильный же ветер подвывать не стоит и лучше ограничиться другими признаками пребывания гнезда: перевидением старых волков на утренней заре, когда они возвращаются с поисков за добычей, даже следами их в траве по утренней росе, иногда расспросами, если только места, удобные для выводка, не слишком обширны. В последнем случае необходимо сделать объезд, вообще предварительную рекогносцировку, цель которой заключается в том, чтобы найти какие-либо приметы близости выводка. Этот объезд имеет очень большое значение для осенней охоты, как псовой, так и ружейной, потому что при этом замечаются не только места, удобные для вабы, но вообще крепкие места и лазы, где поставить кричан и стрелков или делать напуск гончих и ставить своры. Впрочем, это определяется обыкновенно на проверке, накануне самой охоты.
Если волчата не отзовутся, надо тихо переменить место, повторяя это до трех раз; если же завоют, то, определив место и приблизительную численность выводка, вабельщики без шума удаляются и больше не воют. Утренняя подвойка далеко не так надежна, как вечерняя, потому что волчата чаще бывают сыты и реже остаются одни. Опытный подвывало может подманить даже матерых волков, которые принимают его за бродячего холостяка и бросаются, чтобы отогнать. Стоит только подойти ближе к логовам и завыть пораньше, когда старики еще находятся дома, и можно быть уверенным, что они при благоприятном ветре подойдут на 10—15 шагов, — следовательно, если не очень темно, легко могут быть застрелены. Но этого в большинстве случаев не делают или же подвывают на голос самки волчицу и убивают ее. Волчица не отзывается, а прямо молчком бежит на голос. Чем ранее будет убита волчица, тем более вероятности, что волчата не будут уведены волком в другое место, тем легче их разыскать и перебить или же передушить с помощью красногонов. Впрочем, нет особенной надобности подвывать и проверять все выводки, если по слухам и расспросам (у пастухов и окрестных крестьян) волки находятся в обычном месте. Достаточно проверять только сомнительные выводки или появившиеся в необычных местах.

Уход за гончими щенками

Растить подружейных гончих с 3—4-месячного возраста лучше на свободе; если они на дворе, то ежедневно ходят с ними гулять: чем больше бегают и играют они, тем лучше. Если же щенята залеживаются, то жиреют и выходят с плохими ладами. Как кормить щенят, так и гулять с ними непременно должен кто-нибудь один. Маленьких щенят достаточно выпускать побегать на несколько часов; затем сообразно возрасту щенят прогулки постепенно увеличивают, не делая, впрочем, их утомительными. Ходят тихо, чтобы щенки, играя, не боялись потерять провожатого, и преимущественно по лесу для приучения их ориентироваться и находить человека. Если щенок заплутается, чего не надо допускать, следует его подождать на одном месте и звать свистом или рогом. Не надо позволять щенятам убегать одним с прогулки — это может приучить их убегать самовольно и с охоты. Не следует щенят часто пугать, допускать собак кусать их, а также допускать к ним злых, драчливых кошек — все это может вредно отразиться на злобности и приемистости к красному зверю. Не следует также позволять гоняться за птицами и мелкими домашними животными, иначе выйдут гончие-скотинницы. Строго наказывая щенят за всякое непослушание, с ними вообще надо обходиться ласково, мягко и отнюдь не застращивать арапником.

Воспитание гончих щенков для псовой охоты

Воспитание стайных гончих щенков несколько отличается от воспитания подружейных сообразно условиям псовой охоты, требующей от гончих безусловного послушания и стайности. Доезжачий начинает дрессировать щенков начиная с 3- или 2-месячного возраста, сначала, конечно, играючи. Прежде всего он приучает их: 1) к стойке над корытом с кормом, слегка постегивая кнутиком непослушных; 2) к позыву на голос: «Сюда!.. Сюда!» и 3) к стоянию в кучке. Все это делается не сразу, а постепенно. Затем 3—4-месячных щенков начинают приучать к рогу (сигнал — вызов гончих, см. далее), соединяя с этим сигналом немедленное кормление. Обыкновенно, чтобы не томить щенков и не вынуждать их к вытью, трубят только часть позыва, именно последние три такта (allegro); остальную же часть играют, когда щенки начнут есть, и притом как можно тише (заткнув раструб пальцами левой руки). Когда щенки привыкнут к звукам рога, можно разнообразить место кормления и, наконец, кормить и звать их в некотором отдалении от выпуска. При этом щенят уже заставляют стоять у корыта и дозволяют им есть по окончании всего позыва и по команде «сюда! дбруц!» и во все время кормления посвистывать. Назад в хлев доезжачий ведет гончих непременно в кучке при содействии выжлятника. Несколько позднее, когда щенки привыкнут стоять и ходить в кучке, можно приучать щенков к полазу и к поиску, для чего доезжачий ходит с ними по тому месту, где предварительно была разбросана какая-нибудь вкусная прикормка, вроде свиного сала; при этом он начинает посвистывать, как при даче корма, и вместе с тем потихоньку порскать (см. сентябрь). Обыкновенно щенки в ожидании корма и не видя его начинают суетиться около ног доезжачего и наконец разыскивают прикормку. Ошейники на щенков надевают с пятимесячного возраста, а когда они к ним привыкнут, то выжлятники приучают их проходить на веревочке или на сворке небольшие расстояния поодиночке. Окончательная же дрессировка гончих щенков производится позднею осенью по окончании отъезжих полей. Тогда их смыкают со старыми гончими попарно и делают небольшие проводки. Около этого же времени молодые гончие поступают на псарный двор. Проездка молодых гончих совершается раннею весною по достижении ими годовалого возраста (см. март). Что же касается приучения их к гоньбе зверя, что соответствует натаске легавой, то наганивают большею частию в мае и в августе, причем последняя нагонка имеет скорее значение тренировки для настоящей охоты.

Охотничья стрельба с лошади

Ружейная охота верхом у нас в России почти не практикуется в настоящее время, хотя в не столь отдаленные времена многие охотились верхом не только с гончими, но и с легавой, конечно. не по топким местностям.
Ружье для верховой охоты может употребляться всякое охотничье, но предпочтительнее короткое легкое с системой затвора, рычаг которого не мог бы открываться сам, когда ружье висит на погоне за спиной охотника; удобнейшими в этом отношении затворами следует считать: рычаг между курками и затвор Пёрде, которого рычаг помещен в вырезке спусковой скобы. Скоба эта должна быть простая круглая, без выдающихся завитушек, которые на верховой быстрой езде причиняют спине охотника значительную боль. Ружье должно быть с крепким кожаным погоном, достаточно длинно отпущенным, чтобы ружье свободно закидывалось за спину; однако ружье не должно доставать до задней луки охотничьего или казачьего седла, которое удобнее остальных для верховой охоты.
Стрелять с лошади удобнее всего в левую сторону, вбок; стрелять прямо вперед между ушей охотнику тоже удобно, но нехорошо для лошади и балует большую часть из них: во время прицела через голову лошадь начинает мотать головой и верность выстрела становится сомнительной. Поэтому верховой ружейный охотник должен стараться, чтобы стрелять приходилось в левую сторону; подъехав к стойке легавой, он становится к предполагаемому месту взлета дичи левым боком; на лазу из-под гончих то же самое, заскакивая зверя, следует стараться, насколько это возможно, чтобы стрелять пришлось влево.
Прикладываться с лошади есть два способа, хотя и различные, но одинаково удобные: 1) охотник держит поводья в левой руке, поднимает к плечу приклад правой и опускает ружье на согнутую левую, которая не выпускает поводьев, но опускается или поднимается по требованию прицела; правая держит ружье за шейку приклада, обхватив ее большим пальцем сверху, указательный на спуске, три остальные снизу. Для ружейного охотника, привыкшего носить ружье в правой руке, этот способ самый удобный и легкий; 2) казачий способ стрельбы: поводья в правой руке, ружье держится в левой не за шейку, а повыше курков под спусковой скобой. Ружье поднимается и приставляется к плечу левой рукой; правая, не выпуская поводьев, поднимается к спуску и производит выстрел. Способ этот сначала для нас, охотников, кажется трудным и неловким, но если попрактиковаться, то он входит в привычку, а выстрел вернее, ибо не в столь сильной степени зависит от движений лошади, как при первом способе.
Стрелять в правую сторону можно и тем и другим способом, но лишь совершенно ослабив поводья или бросив их, что безопасно только при совершенной надежности лошади. Выстрелы назад можно производить бросив поводья и поворачиваясь налево. Вообще, на несмирной лошади или на скаку верен выстрел лишь в левую сторону, удачность других случайна. При верховой охоте с шомпольным ружьем для заряжания оно опускается и упирается в носок левой ноги. Казнозарядное кладется на левую руку. Патроны удобнее всего носить в газырях на груди, как у кавказских казаков. Годен также патронташ на поясном ремне, сбоку. При шомпольном ружье патроны делаются дробью вниз, иначе на рыси или на скаку дробь из жестяных или медных патронов выскочит. Дробовики и пороховницы на охоте верховой, безусловно, негодны. Нагайка висит у охотника на мизинце правой руки и не мешает ему; если же не нужна, то засунута в голенище правого сапога и всегда под рукой.
Без сомнения, когда обстоятельства позволяют, охотник для выстрела может соскочить с лошади и привязать ее; можно бросить ее и в чистом поле, завязав узлом поводья и надев их на переднюю луку, обернув один из поводьев вокруг луки так, чтоб этот повод сильно натянул голову лошади в одну сторону: она будет кружиться шагом на одном месте.
Носится ружье верхом на погоне за спиной; чтобы быстрее его снять и быть готовым к выстрелу, надевают его дулом кверху, погон на левом плече, ложа под правой рукой. В лесу удобнее носить ружье по-сибирски: тоже погон на левом плече, но ружье висит дулом вниз в правую сторону; так оно не задевает за сучья, но скинуть его и приготовиться к выстрелу дольше.

Общие правила стрельбы для начинающих охотников

В старину искусство стрельбы достигалось чисто эмпирическим путем — долговременною практикою на охоте, б. ч. ощупью. Хороший руководитель может очень скоро выучить новичка стрелять, но таких менторов очень мало, и большинство даже хороших стрелков не отдает себе при стрельбе ясного отчета. Рациональные правила стрельбы выработаны в печати лишь весьма недавно.
Обыкновенно начинающий охотник стрелял сначала в цель, затем в сидячую птицу и, наконец, в летящую. В сущности, метод этот вполне правилен, но он совершенно неудобен для городского жителя, а потому прежде, чем стрелять настоящими зарядами, ему необходимо, чтобы не терять напрасно времени, выучиться предварительно всем приемам правильной стрельбы по неподвижной и даже подвижной цели у себя дома — в своей комнате.
Прежде всего надо выучиться правильно стоять, правильно держать ружье и правильно смотреть на цель.
Для полной устойчивости необходимо несколько расставить ноги, правую несколько позади левой, в четверть оборота, так, чтобы расстояние между каблуками равнялось 8—10 вершкам, и подать корпус несколько вперед так, чтобы вся тяжесть тела поддерживалась выдвинутой ногой. Держать ноги сомкнутыми или, наоборот, расставленными на аршин и более отнюдь не следует, так как это и неудобно, и некрасиво. Настоящая боевая позиция дает возможность стрелку при большей или меньшей подвижности поясничной области описывать ружьем угол от 120 до 150 градусов, не изменяя положения ног.
Для того чтобы правильно вскидывать ружье на цель и правильно держать его, необходимо прежде всего, чтобы движения правой руки были совершенно свободны и не стеснены ни одеждой, ни помочами, которые с этой стороны должны быть ослаблены. На правой стороне на груди не должно быть кармана и лучше, если не будет и пуговиц. Приклад вставляется в выемку плеча и прижимается к нему как можно плотнее; в противном случае, особенно если пятка приходится выше плеча, отдача неминуема. Иногда для более правильной и однообразной вставки приклада в плечо бывает даже полезно вшивать в выемку овальную пластинку тонкой кожи. Указательный и большой пальцы плотно обхватывают шейку ложи, а указательный лежит на правом спуске (собачке, гашетке); локоть не должен быть ни прижатым к боку, ни очень приподнятым — наравне с плечом; наиболее удобное положение, когда локоть будет под углом (к оси тела) от 30 до 45° и подан несколько вперед, а правое плечо слегка приподнято.
Что касается манеры держанья левой руки, то относительно этого существует некоторое разногласие: одни охотники обхватывают ружье большим, указательным и средним пальцами у самой спусковой скобы, даже придерживаются за нее; другие держат левую руку там, где стволы всего слабее, именно у конца патронника. Первый способ совершенно неправилен, так как при таком положении всегда получается перевес на стволы и управлять ими очень затруднительно, а потому он допустим, только когда ружье имеет легкие и короткие стволы и перевес на ложу. Центр тяжести правильно посаженного ружья находится обыкновенно почти посредине цевья, около конца патронников, но практика садочной стрельбы показала, что всего выгоднее и удобнее держать левую руку почти вытянутою — впереди цевья, так как при таком способе держания, хотя с непривычки и не особенно красивом, ружье быстрее вскидывается в плечо и направляется куда нужно.
Во время прицеливания, как известно, пригибают голову к прикладу, касаясь щекой его ребра. Для начинающего весьма важно, чтобы это нагибание совершалось совершенно свободно, что главным образом зависит от прикладистости ружья. Неопытные стрелки, однако, зачастую без надобности то вытягивают, то сжимают шею, что вызывает сильное напряжение шейных мускулов правой стороны и имеет последствием головную боль, так называемую ружейную мигрень. Последней всего чаще подвергаются при стрельбе в тирах.
Весьма важно для стрелка хорошо видеть цель на расстоянии 60—70 шагов, правильно смотреть на нее и правильно определять расстояния, т. е. иметь глазомер. Близоруким довольно трудно выучиться хорошо стрелять, но так как их немало, то нелишнее заметить, что обыкновенные очки для охоты вовсе не удобны. Охотничьи очки должны иметь большие круглые стекла в матовой или черепаховой оправе, причем нижняя ее часть должна отстоять от лица дальше верхней, чтобы при наклоне головы к прицелу зрачок смотрел на мушку через центр стекла. Впоследствии на охоте при ходьбе лучше отодвигать очки подальше от глаз, чтобы не запотели, и только перед выстрелом быстрым движением придвинуть к глазам.
У большинства правый и левый глаза видят неодинаково. В этом нетрудно убедиться следующим опытом. Если мы станем смотреть через кольцо на какой-нибудь небольшой предмет, то когда закроем правый глаз, то предмет этот большею частию уходит из кольца, тогда как, закрывая левый, он остается на месте. Правый глаз будет, следовательно, направляющим глазом, и, таким образом, большинство может стрелять и глядя в оба, и закрывая левый глаз. Если же направляющий глаз левый, то приходится обыкновенно брать ружье с ложею для левоглазых, т. е. сильно искривленною влево. Почти все охотники стреляют закрывая левый глаз, но теперь уже доказано, что в этом нет никакой надобности и что, в сущности, его редко закрывают, а только прищуривают. Это прищуривание не более как предрассудок, несколько препятствующий быстрой машинальной стрельбе, почему хорошие стрелки всегда смотрят в оба.

Предварительное обучение стрельбе в комнате

По указанным причинам выгоднее научиться всем приемам стрельбы в комнате. Прежде чем стрелять настоящими зарядами в неподвижную (тем более подвижную) цель, необходимо уметь верно и быстро прикладываться, не сваливая ружья и не дергая за спуск. Само собою разумеется, что учиться стрелять можно из ружья с правильным боем, не особенно тяжелым и с прикладом, соответствующим сложению стреляющего.
Некоторые советуют прямо брать прицел со вскидки, как можно быстрее, но гораздо правильнее начинать прицеливаться не спеша, медленно поднимая ружье до тех пор, пока глаз, цель и мушка очутятся на прямой линии. Затем постепенно движение это ускоряют и, наконец, прямо вскидывают ружье на цель — картон с черным пятном в пятак величиною посредине — одновременно с прижатием приклада к плечу. Главное, надо смотреть на цель и как можно быстрее подводить к ней мушку ружья, а не устремлять глаза на мушку и потом искать цель. Для поверки правильности прицела полезно, вскинув ружье на цель, на мгновение закрыть глаза. Здесь, кстати, будет нелишним упомянуть о том, как узнать, низит ли охотник или нет, по неприкладистости ружья. Стрелок помещается шагах в пяти от большого зеркала и вскидывает ружье так, как если бы целил в свой собственный глаз; если в зеркале отражаются только одни круглые отверстия стволов, то вскидка правильна; если видна часть нижней планки, то тем лучше (ружье несколько высит, что всегда почти бывает полезно); если же видна хотя часть верхней планки, то ружье будет очень низить.
Выучившись быстро вскидывать ружье на цель прямо перед собою на одном уровне с плечом, следует перейти к прицелке выше и ниже плеча, затем вправо, влево и, наконец, назад. При боковой стрельбе необходимо, чтобы одновременно со вскидкой ружья верхняя часть туловища поворачивалась вправо или влево. Если цель находится значительно влево (примерно на 45°, если смотреть прямо, стоя в боевой позиции, т. е. в четверть оборота), то почти одновременно со вскидкой надо быстро выдвинуть правую ногу вперед и стать в четверть оборота налево и перенести центр тяжести тела на правую ногу. Самое трудное — вскидывать на цель, которая находится позади стрелка, так как надо сделать быстрый поворот направо или налево кругом, смотря по тому, как это будет удобнее для данного случая. Позднее можно несколько разнообразить эти упражнения, прикрепив мишеньки по всем сторонам комнаты на различных высотах и последовательно вскидывая ружье в ту или другую цель. Еще лучше заменить мишеньки крупными номерами или буквами и просить товарища назначать, куда прицеливаться. Это чрезвычайно развивает сноровку и необходимую быстроту движений, отчасти быстроту соображения, играющую весьма важную роль в стрельбе по летящей птице.
Только когда начинающий достаточно освоится с этими упражнениями и привыкнет машинально управлять ружьем и всеми своими движениями, можно переходить к стрельбе пистонами, более или менее вредной для замков ружья. Спускание курка имеет целью приучить охотника не моргать при этом спускании глазами, что невольно делается всеми новичками, и к правильному и своевременному нажиманию спуска указательным пальцем правой руки. Впрочем, спускать курки можно и с первого урока, если в ружье (центральное) вложены патроны, в которые вместо пистонов вставлены резиновые (или свинцовые) втулки, а в пистонном капсуле прикрыты резиновыми же колпачками. Стрелять пистонами стоит только по зажженным свечкам. Самое лучшее — употреблять для этой цели тонкие восковые свечи, которые прикрепляются в разных местах комнаты со всех сторон на различных высотах. Целить надо не в средину пламени, а под него, т. е. где выходит светильня. Тушат свечи сначала поодиночке, потом дублетами, затем целятся в одну, а потом вдруг переносят цель на рядом или нижестоящую, наконец, стреляют, повернувшись, в свечи, горящие позади, и по назначению постороннего лица. В заключение можно стрелять в качающиеся огни — те же свечи, вставленные в нечто вроде лампадок. Это самое трудное и самое полезное упражнение, и тот, кто достигнет в нем успеха, будет очень хорошо стрелять птиц влет. Заметим, что для того, чтобы при частой стрельбе пистонами нагар от капсюлей не портил стволов, следует вкладывать в ствол впереди патронника бумажную трубку.
Для новичков, как и для опытных стрелков, немалое значение имеет также стрельба дробинками из различного рода приборов для комнатной стрельбы.

Приборы для комнатной стрельбы дробинками

Стрельба одними пистонами не вполне достигает цели, а потому начинающим охотникам, а также уже опытным ради практики в стрельбе можно посоветовать употребление приборов для комнатной стрельбы дробинками. Особенное значение имеют эти приборы при стрельбе из нарезного оружия. Обыкновенные. продажные приборы (около 3 р. за штуку) имеют вид патрончика, делаемого из железа, почему они могут портить казенник и экстрактор. Гораздо удобнее брать обыкновенный приборчик винтовки Бердана в 6 вершков и приспособить его для толстой медной гильзы, вполне приходящейся к патроннику. А именно: дно гильзы просверливается так, чтобы в отверстие проходил бы весь приборчик с рантиком его казенной части. Затем заказывается (токарю) медный кружок толщиною около полудюйма с отверстием, соответствующим диаметру ствола приборчика. Кольцо это впаивается внутрь гильзы на ее дно оловом. Прибор всовывается дулом с донышка так, чтобы рантик задерживался на отверстии впаянного кружка и казенный обрез ствола приборчика был заподлицо с обрезом дна гильзы. Для придания устойчивости приборчику внутренность гильзы заливается воском, а стволик у дула обертывается бумажной лентой.
Лучший прибор для стрельбы дробинками описан в журнале «Природа и охота» за 1887 г. (октябрь). Он состоит из стального стволика длиною 118 миллим., который дает наиболее резкий, дальний и верный бой (можно убить ворону на расстоянии до 30 шагов, смотря по силе капсюлей). Стволик имеет канал в 4 милл. диаметром. В задней части канал на длине 7 милл. расширен до 6 милл., причем уступ вынут конусом, что сделано для того, чтобы наковаленка не вжимала дробинку до выстрела. Для уменьшения веса прибора выточены пазы. Так как стальной стволик, притом с уступами, мог бы портить патронник, то на него надевается медная гильза в 1 1/2 милл. толщиною. Более толстая гильза сделана для того, чтобы при падении она не гнулась в местах пазов. В уширенную часть вставляется стальная наковаленка в виде усеченного конуса, вверху скругленного настолько, чтобы он входил в капсюль. Диаметр наковаленки внизу 6 милл. Для свободного прохода газов на наковаленке имеются три полукруглых желобка. Заряжение производится следующим образом: берется дробинка немного большего размера против калибра канала и вкладывается в гнездо, поверх ее вставляется наковаленка и надевается капсюль от военных патронов, причем для усиления резкости боя полезно по бокам насыпать самого мелкого гороху. Для вытаскивания разбитого капсюля к прибору нужно иметь стержень из проволоки (медной) несколько тоньше калибра канала и значительно длиннее, с ручкою на одном конце. Для уменьшения вредного действия газов гремучих составов на стенки канала ружейного ствола необходимо вставлять в ствол или бумажный цилиндр, или, что еще лучше, трубки из тонкого листового цинка.

Стрельба дробью по неподвижной цели

Стрельба дробью в неподвижную цель при упомянутой подготовке стрелка не имеет большого значения. Ее цель — отчасти проверка правильности прицела и верности заряда, но главным образом приучение молодого охотника к выстрелу. Очень многие начинающие в ожидании грома выстрела, особенно при стрельбе не навскидку, а с более или менее медленным выцеливанием, или высят, или, еще чаще, от судорожного нажатия на спуск берут правее цели.
Здесь будет нелишним сказать несколько слов о стрельбе навскидку. Понятие о стрельбе навскидку, внакидку или внаброску у нас еще не вполне установилось. Стреляющих навскидку, особенно в открытой местности, гораздо меньше, чем это обыкновенно думают, и огромное большинство (вероятно, девять десятых охотников) стреляет с большей или меньшей выдержкой, т. е. выцеливает дичь. Действительно, навскидку стреляет только тот, который спускает курок одновременно с поднятием приклада к плечу. Такую стрельбу часто можно наблюдать только на садках. Малоподвижный, толстый или не очень быстро соображающий охотник стрелять быстро навскидку не может. Вообще, хорошая стрельба навскидку есть талант, который дается не всякому и требует очень верного глаза и замечательной быстроты соображения, соединенной с быстротою движений, и крепких нервов. Достойно замечания, что охотники, хорошо играющие на бильярде, всегда бывают и хорошими стрелками, что, впрочем, весьма понятно. Всем известно, что быстрота соображения весьма различна и зависит от индивидуальных особенностей организма (от 1/100 до 6/100 секунды). Для того чтобы выстрелить навскидку в летящую птицу, требуется мгновенно определить расстояние до птицы, направление и скорость ее полета и вместе с тем поднять ружье и нажать на спуск.
Стрелять дробью по неподвижной цели лучше всего сначала по листам, прикрепленным в некотором отдалении один от другого и на расстоянии 20—25 шагов, так как только на коротких дистанциях можно вполне верно судить о правильности прицела. При этом весьма полезно стрелять с подхода, т. е. пройдя несколько шагов, остановиться и вскинуть ружье. Сноровка останавливаться с хода на охоте оказывается весьма полезной. Стрелять надо попеременно из обоих стволов, помня всегда, что после нескольких выстрелов из правого ствола дробовой пыж в левом почти всегда отходит, если патрон не был закручен, а такой отход пыжа крайне опасен, так как может повлечь за собою разрыв. Вот почему рвутся почти всегда левые стволы, даже в дорогих ружьях. Затем никогда не следует стрелять в ветреную погоду, так как сильный боковой ветер на 40 метров (56 шагов) отклоняет дробь от неподвижной цели более чем на радиус действительного снопа дроби. Если чувствуешь, что приложился или вскинул ружье неверно, лучше не стрелять.
После стрельбы в листы можно перейти к стрельбе по сидячей птице: воронам, голубям, галкам, но упражнение это не особенно важно и иногда даже приносит вред, так как новичок невольно начинает слишком старательно и медленно выцеливать. Нелишнее здесь заметить, что в ясный солнечный день, при ослепительной белизне снега происходит сильное отражение световых лучей, вследствие чего все предметы кажутся выше. Поэтому при стрельбе на снегу в ясную погоду надо целить ниже (например, в ворону — на 40 шагов на вершок под нее, а в лежащую шапку — даже на два вершка).
При настоящей стрельбе в неподвижную цель начинающему охотнику всего удобнее развивать в себе способность глазомера, т. е. быстрого определения расстояния. Большинство промахов происходит от недостатка глазомера, а потому он имеет для стрелка огромное значение. Охотник должен сразу определять расстояния по меньшей мере до ста шагов (при стрельбе из охотничьего нарезного оружия гораздо более), притом с ошибкою maximum в 10 процентов. Для того чтобы достигнуть этого, молодой охотник должен после каждого выстрела по сидящей, (позднее и летящей) птице обозначать мысленно предполагаемое до нее расстояние и потом проверять его шагами. Так же точно проверяют расстояния до известных предметов, например дерева, куста, причем полезно проделывать и обратное, т. е. отсчитав от этого предмета десяток шагов, каждый раз оборачиваются для того, чтобы запомнить, какую имеет величину или как ясно представляются глазам подробности предмета с известного расстояния.

Стрельба по подвижной цели

Стрельбе по подвижной цели вообще, а стрельбе влет по преимуществу можно скоро и осмысленно выучиться только вполне освоившись с правилами стрельбы в неподвижную мишень и приобретя тут некоторый навык и быстроту прицела. Подвижною целью прежде всего могут служить, как сказано выше, качающиеся огни, тушение которых пистонами вовсе не так легко, как может показаться с первого взгляда, и всегда служит очень хорошей подготовительной комнатной школой к настоящей стрельбе на открытом воздухе. После этого комнатного упражнения уже нетрудно перейти к стрельбе по швыркам и различным бросаемым кверху предметам, всего лучше стеклянным шарам примерно в кулак величиною, продающимся теперь во всех ружейных магазинах. Глиняные тарелочки менее удобны, так как представляют собою довольно малую цель. Кидать шары должен, конечно, посторонний, так как очень немногие стрелки успевают, бросив швырок, по нему выстрелить. Сначала бросают шары кверху свечкой, а потом, отойдя поодаль, пологою дугою и ниже от земли вбок и, наконец, сзади стрелка, вугон. Стрелок должен: вскидывать ружье, только когда уже брошен предмет, не водить мушкой или ждать, чтобы швырок налетел на цель, а сразу целить туда, куда следует по правилам стрельбы влет (см. далее). Выучившись стрелять по швыркам, можно переходить к стрельбе голубей, которых выпускают сначала с рук на расстоянии 15—20 шагов, а потом из ящиков (раскидных).
Некоторые советуют стрелять влет сначала холостыми зарядами, но этот совет имеет смысл только при полной неподготовленности стрелка. Гораздо важнее, чтобы первые охоты производились в одиночку: в присутствии другого лица новичок непременно будет волноваться и пуделять. Это, однако, не исключает пользы и даже необходимости сопутствования начинающего охотника без ружья старому опытному стрелку; стрельба холостыми зарядами для проверки правильности всех манипуляций здесь, впрочем, весьма полезна.
Начинающий стрелок должен прежде всего помнить, что стрельба влет, да и вообще стрельба по подвижной цели, может совершаться по двум или даже трем различным методам. Первый, самый употребительный и верный метод, — это стрельба с так называемым поводком, причем стрелок, вскинув ружье в летящую птицу, ведет ружье (при боковом полете) и спускает курок, не останавливая стволов и опережая птицу только на расстоянии, превышающем среднее. Так стреляет громадное большинство охотников, даже те, которые полагают, что они стреляют навскидку, вовсе не целясь. Многие охотники целят в ту точку, где птица, по их соображениям, должна очутиться в момент достижения снаряда, и, держа ружье неподвижно, спускают курок, иногда наждав птицу. Это будет, собственно говоря, стрельба не навскидку, а с выдержкой. Настоящею стрельбою навскидку называется бросание выстрела в избранную мгновенно точку, не обращая внимания на мушку, без всякого прицела, причем курок спускается в момент прикосновения приклада к плечу. Стрельба эта, весьма полезная в чаще или при дальнем взлете птицы, очень трудна, требует продолжительной практики и может быть вполне усвоена только при особом таланте. Самое важное здесь — чувство меры, т. е. способность определить как расстояние до цели, так и скорость ее движения и вместе с тем точку в пространстве, куда следует послать выстрел. Если кто привык останавливать ружье во время спуска курка, т. е. стрелять с некоторой выдержкой, тот и не может попасть в боковую птицу иначе как значительно опередив ее. Очень немногие также могут одинаково хорошо стрелять навскидку и с выдержкой, применяясь к обстоятельствам. При стрельбе навскидку не ружье следует за полетом птицы, а, наоборот, последняя, так сказать, влетает в поражаемое дробью пространство.
Отсюда происходят те важные разногласия между охотниками, смущающие новичков и сбивающие их с толку. Одни опытные охотники советуют целить в самую птицу, упуская из виду, что они бессознательно ведут стволами, другие рекомендуют брать на столько-то вершков или аршин вперед птицы. Это отмеривание вершков и аршинов в воздушном пространстве слишком теоретично и гораздо нагляднее прежнее: цель в нос, бери переда на птицу, т. е. на длину той же летящей птицы, и т. д. Определить на каждый данный случай, как много брать вперед быстро летящей птицы, особенно на дальнем расстоянии, совершенно невозможно, так как кроме быстроты полета надо принять во внимание его направление, а затем быстроту выстрела, которая зависит в свою очередь: от быстроты соображения (изменяющейся от 1/100 до 6/100 секунды), от более или менее тугого спуска, от ударного механизма и состава, качества пороха (все это в итоге колеблется от 5/1000 до 2/100 сек.). Вообще промежуток от нажатия спуска до достижения дробью цели не может быть, по Журнэ, менее 1/5 секунды. Необходимо, наконец, принимать во внимание и уклонение дроби от силы тяжести и на дальнем расстоянии брать не только вперед, но и выше летящей птицы. Большинство промахов на большие дистанции происходит от того, что стрелок и обниживает и обзаживает. Это весьма понятно, так как дальняя стрельба требует стрельбы навскидку, а для того, чтобы попасть в утку на 80 шагов, надо, по вычислениям, целить вперед (и несколько выше) на 4 1/2 аршина. Опыты Журнэ показали, что если целить в середину птицы, летящей боком с быстротой 15 метров в секунду на расстоянии 40 метров (56 арш.) и в момент прицела остановить ружье, то центр снопа дроби будет на 5 метр. (около 7 арш.) позади цели. Даже если стрелять с поводком, т. е. ведя ружье сообразно полету птицы, центр снопа дроби будет отстоять от середины птицы не менее как на 1 1/2 метра, т. е. даже краевые дробины не заденут птицы, и надо целить ей, по крайней мере, в нос. На 30 метров сноп дроби имеет, как известно, около метра в диаметре. Начинающие стрелки особенно часто обниживают по той простой причине, что они боятся потерять птицу из виду и закрыть ее мушкой, и целят обыкновенно под птицу.
Нет никакого сомнения, что на небольших расстояниях, до 40 шагов, можно и не брать вперед птицы, но только при условии быстроты прицела или неостанавливания стволов во время спуска. Большинство тех охотников, которые проповедуют о прицеливании вперед птицы, на самом деле целят в нее, сами того не замечая. Ружье дает на это расстояние убойный круг диаметром не менее 30 дюймов, так что если стрелять по поперечной птице, держа мушку на ней, то при (средней) скорости полета дроби в 225 ярдов, даже довольно скоро летящая птица не успевает выбраться из поражаемого пространства в течение промежутка времени между нажатием на спуск и тем моментом, когда дробовой снаряд пролетит расстояние в 30—40 шагов, т. е. обычную охотничью дистанцию.
Стрельба на близких расстояниях с поводком и навскидку заключается в том, что в первом случае стрелок немедленно вскидывает ружье к плечу и ведет стволами по направлению ее полета, не спуская птицы с прицела; во втором охотник, увидев взлетевшую птицу, мгновенно осматривается и определяет направление ее полета, затем разом вскидывает ружье на птицу и одновременно спускает курок. На дальней дистанции преимущество на стороне могущего стрелять быстрее, т. е. со вскидки; стреляющий с поводком должен более или менее опередить цель, тогда как стреляющий внаброску сразу прикладывается в ту точку, которую птица должна пересечь в тот самый момент, когда эта точка будет находиться в центре летящего снопа дроби.
Молодые, очень горячие охотники очень часто начинают стрелять со вскидки, но, по причинам весьма понятным, большею частию неудачно, почему раньше или позже переходят к стрельбе с поводком или с выдержкой. При полете птицы зигзагами, напр. бекаса и особенно гаршнепа, стрелять с поводком трудно, и тут лучше всего ловить птицу на цель в углах изменения полета, в так называемых мертвых точках. Весьма важное, так сказать, педагогическое значение имеет для новичков стрельба птиц, летящих над водой, по той причине, что здесь ему нетрудно проверить правильность прицела. Между охотниками весьма распространено мнение, что при стрельбе на воде и над водою надо брать выше, потому будто, что дробь на воде всегда низит, т. е. более притягивается водою. Этот предрассудок произошел, конечно, оттого, что на воде расстояния труднее определить, чем на суше, и кажутся меньшими, почему стреляют дальше, чем следует, и, следовательно, низят.
Главные правила стрельбы по дичи из-под легавой следующие: когда собака станет, подходить к ней не торопясь, держа ружье под мышкой стволами вниз и остановившись недалеко (лучше в 10—15 шагах) от собаки, оглядеться и ориентироваться, определить по направлению морды и глаз собаки место, где сидит птица, и затем приказать собаке поднять ее. По близко взлетевшей птице стрелять лучше не торопясь и с поводком; если же кто слишком торопится и пуделяет или разбивает дичь, тому можно посоветовать сосчитать два раза и спускать курок по третьему темпу. Промахнувшись из правого ствола, надо, выцелив как следует, стрелять из левого, никогда не сдваивая. Кто желает скорее выучиться, тому жалеть заряда не приходится. Кроме того, повторяем, что после нескольких выстрелов подряд из одного правого ствола пыжи в левом патроне, если он не закручен, от сотрясения несколько отходят, а это может иметь последствием разрыв левого ствола при выстреле из него. Вот почему большею частию рвет левые стволы, и необходимо после 2—3 выстрелов из правого переложить в последний гильзу из левого, предварительно осмотрев ее.
Полет птицы может иметь различные направления, вместе с которыми более или менее изменяются правила стрельбы ее навскидку, между тем как при стрельбе с поводком правила остаются почти одинаковыми. Стоит только вести мушку, направленную в птицу сообразно ее полету, не останавливая стволов, чтобы почти всегда попасть в нее. Стрельба навскидку гораздо сложнее, и каждое направление полета птицы требует особого приема.
Всего чаще приходится стрелять птицу, летящую от охотника — угонную, и птицу, летящую мимо охотника, боком — боковую; реже удается стрелять на подъеме — колом, также над головой, еще реже встречную. Рассмотрим каждый из этих видов полета, в свою очередь подразделяющихся на несколько отдельных случаев.
Угонная птица может лететь от охотника в уровень с его плечом, выше плеча и (редко) ниже; затем она может лететь вместе с тем и несколько вбок — это полуугонная правая или левая.
В первом случае, т. е. в птицу, летящую на высоте человеческого роста, при угонном прямом надо целить ей в голову или, если дистанция более 50 шагов, немного повыше. При этом не следует долго целиться, так как угонная птица скоро вылетает из меры.
Если птица летит выше головы охотника, при угонном высоком целят под птицу. При этом чем птица ближе к стрелку, тем ниже берут мушку. При дальних расстояниях следует целить в хвост.
Если птица летит совсем низом, при угонном низком закрывают ее стволами, а на очень близком расстоянии берут выше, как бы вперед птицы.
Выстрел этот считается очень трудным, как и всякий другой, при котором приходится брать выше цели.
Как в первом, так и во втором случае правила выцеливания одинаковы как при стрельбе навскидку, так и с выдержкой.
Гораздо труднее стрелять угонную птицу, которая, удаляясь от стрелка, вместе с тем поднимается выше или опускается вниз. В первом случае надо брать выше головы, во втором — ниже птицы.
При полуугонной птице метятся немного вперед; если же она летит вместе с тем кверху или книзу, то берут, кроме того, выше или ниже цели.
Боковые птицы могут лететь вправо или влево более или менее наискось. Всего легче стрелять боковую, летящую влево, причем надо брать более или менее значительного переда, смотря по быстроте полета. В боковых птиц, летящих непараллельно земле, надо целить не только вперед, но выше или ниже цели.
Выстрел на подъем, когда птица поднимается колом, очень трудный, и обыкновенно охотники обниживают. Выгоднее всего выждать мертвой точки, когда птица меняет направление полета из вертикального в горизонтальное.
Встречные выстрелы, подобно угонным, бывают прямые, высокие и низкие. Прямые — когда птица летит невысоко на охотника (наравне с плечом); в этом случае накрывают ее мушкой и немедленно спускают курок, не давая птице очень близко налетать. При высоко летящей встречу птице целятся в нее, не останавливая движения ружья (кверху). При низкой встречной птице, наоборот, сажают ее на мушку.
Вертикальный выстрел, т. е. стрельба над головой, очень эффектен и довольно труден, особенно для людей негибких, почему для них лучше посоветовать пропустить птицу и бить ее в угон. Здесь надо держаться следующего правила: не допуская птицу на некоторое расстояние и выставя левую ногу вперед, а центр тяжести тела передав на правую, быстро вскидывают ружье, закрывая птицу стволами, и спускают курок. Левую руку надо держать при этом ближе к скобе, чтобы не свалить ружье влево, а корпус откинуть назад. Главное — не задерживать движения ружья в момент нажатия на спуск, отчего заряд часто обзаживает.
Главные правила стрельбы по бегущему зверю — вугон, навстречу и вбок — те же, что и для птицы.
В заключение необходимо напомнить начинающим охотникам, чтобы они каждый раз вынимали патроны из стволов, когда вышли из лесу или болота, чтобы они на сборном пункте и на езде всегда прятали ружья в чехол и не давали бы смотреть ружье незнакомым лицам. Носить ружье на охоте лучше без погона, который мешает и должен быть снимаем (в ружьях «Ideal» погон втягивается пружинкой в гнездо, сделанное в прикладе, подобно известной рулетке для меры). Всего лучше носить ружье под мышкою стволами вниз или же на правом или левом плече прицельной планкой к плечу, курками вниз и держа рукою за шейку ложи.
Необходимо иметь в виду, что сильный ветер, дующий со скоростью 10 метров в секунду, уклоняет дробь от прямого направления на расстоянии 40 метров на 0,6 метра, т. е. около аршина, на 50 метров — на 1 метр. Отсюда следует заключить, что когда птица летит по ветру, то нет особенной надобности целить много больше вперед против обыкновенного. Наоборот, когда птица летит против сильного ветра (большая часть птиц старается всегда лететь почти вполветра), то надо брать значительно больше вперед. Вот почему в ветреную погоду стрелки обыкновенно обзаживают.
При стрельбе дичи весьма важно, чтобы дробь соответствовала ее величине, т. е. не была бы чересчур крупна или же слишком мелка. То и другое весьма невыгодно. Выше (см. пристрелка) было говорено, что в птицу должно попасть не менее трех дробин достаточно крупной (т. е. весящей не менее 1/5000 веса животного) и что эти три дробины гораздо действительнее одной крупной дробины втрое более весом.
Всего нагляднее справедливость мнения о непрактичности употребления несоразмерно крупной дроби, имеющей большие непоражаемые пространства, доказывают прилагаемые таблички, составленные на основании опытов Журнэ.
Хорошее питание на охоте имеет гораздо большее значение, чем обыкновенно думают молодые неопытные охотники, и на сухомятке недолго нажить непривычному желудку городского охотника упорный катар. Поэтому, если позволяют средства, хорошая пища на охоте даже необходима, и без нее, как справедливо замечает г. Ген, у которого заимствуется описание охотничьей кухни, не может быть полного наслаждения охотой.
Понятное дело, чем продолжительнее будет охота, тем более она требует припасов и различных принадлежностей комфорта. Для однодневной охоты, т. е. когда охотник возвращается к вечеру домой, можно ограничиться холодной закуской и совершенно достаточно взять с собою походный котелок для разогревания пищи. Двух-трехдневная охота требует уже погребца или ранца со столовым прибором и различными припасами, а отъезжее поле — на неделю и более — палатки, походного ледника и других удобств.
Самый лучший котелок для недолговременной охоты — солдатский нового образца, сконструированный фельдфебелем Семеновского полка Чачиным. Величина котелка 4 1/2 — 5 вершков вышины при 3 вершках в диаметре. Как видно из рисунка, двойная крышка с краном с посредством пружины прижимается вплотную к отверстию котелка; если закрыть кран, то котелок закрыт герметически. Котелок и крышка из красной меди, луженые, емкость его равняется 8 стаканам. Вода в нем закипает на большом огне в 4, на слабом в 7 минут. Это обстоятельство в связи с портативностью и герметическою крышкою делают котелок Чачина незаменимым для охотника. Обыкновенно его берут с собою на охоту уже наполненным каким-нибудь густым супом с мясом, который затем разогревают. Если охотник не имеет возможности взять с собою уже приготовленную пищу, то, достав необходимую провизию, все мелко крошит и кладет в котелок; на привале вливают в котелок необходимое количество воды и вешают на огонь за дужку. Кран при этом открывается (чтобы не разорвало паром). Когда вода закипит, кран закрывают и, продержав над огнем 1 — 1 /2 минуты, снимают котелок и кладут в войлочный чехол, где пища доходит в течение 20—25 минут. Лучше варить пищу на медленном огне, так как на большом мясо делается жестким.
Котелок этот весьма удобен и для варки чая, причем его предварительно моют с золою и несколько раз споласкивают. Налив затем котелок свежею водою, кипятят, всыпают около 2 чайных ложек чаю, дают немного настояться и наливают чай в стакан, придерживая крышкой котелка чайные листья.
Стакан удобный для этого — это складной, в котором одна часть вкладывается в другую. Нижняя часть такого стакана по разборке его заменяет рюмку. Ложку можно сделать из любой березовой или ольховой ветки. Чай и сахар берутся с собою в бумажках; хлеб, соль и ложки кладутся тоже в ягдташ.
Полевая кухня является уже более затейливою. Здесь требуется человек для ношения ранца, содержащего припасы и посуду, а равно и палатка для ночлега. Этим сохраняется время, употребляемое совершенно напрасно на переход до места охоты и обратно, сохраняются и силы охотника. Вся провизия и посуда укладываются в ранец, который надо заказать шорнику. Ранец делается из крашеного брезента, а внутри обделывается кожей. Стенки должны быть твердые; задняя стенка откидная и застегивается на ремнях, равно и крышка; ранец носится на ремнях. Размеры ранца следующие: длина 14 вершков, ширина 7 вершков, а вышина 8 вершков (рис. 235). Вообще лучше сначала приобрести необходимую посуду, а затем уже ранец для помещения ее. Посуду надо заказать меднику из тонкой меди, луженную внутри, именно:
2 медных, луженных внутри, с плоскими днами котелка, входящих один в другой, наружный диаметром 5 1/2 дюймов, вышина 10 дюймов, с хорошо закрывающимися крышками и ушками, в которые вставляется железная съемная дужка.
1 сковородка железная или медная, луженая, круглая, диаметром около 9 дюймов, с отъемной ручкой; 4 жестяных небольших тарелки: 2 мелких и 2 глубоких.
Чайница кубообразная, закрывающаяся; сторона куба 3 1/2 дюйма, медная, луженая; сахарница такая же, сторона куба 4 1/2 дюйма.
2 стакана жестяных с проволочными ручками, раздвижными на шарнире.
Медный ящик, закрывающийся как сундук, длиною десять дюймов, шириною 7, вышиною 2 1/2 дюйма, для укладки разных мелочей.
2 ложки, 2 ножа столовых и 2 вилки, 3 небольших медных, луженых ящичка, кубообразных, закрывающихся крышками; сторона куба для перцу — 2 дюйма, для соли и масла — по 3 дюйма; 2 стклянки из-под духов для прованского масла и уксуса (уксусной эссенции); 1 баночка из-под либиховского бульона для горчицы.
Все эти предметы удерживаются на своих местах ремнями по стенкам ранца и верхней крышке. Крупа разных сортов, мука, лук, макароны и прочие припасы укладываются следующим образом: во внутренний котелок кладется говядина, солонина и вообще мясо, которое берут с собой. Затем чай, сахар, соль, перец, прованское масло, уксус, коровье масло кладутся в свои специальные хранилища. В медный ящик кладется в небольших мешочках мука, рис, перловая крупа, макароны, овсяная крупа. На самое дно ранца в соломенных колпаках помещаются бутылки с водкой, квасом и вином. На них кладется хлеб, разная зелень, лук, коренья, огурцы, закуски и проч. Затем папиросы, спички, полотенца, салфетки и другие мелкие предметы сверху. Необходимо, кроме того, захватывать баночку либиховского бульону и шпеку. Снаряженный таким образом ранец надевают на мужика, посылаемого на место привала для заблаговременного приготовления пищи.
Вместо заказного ранца можно ограничиться известными сундуками или корзинами — погребцами, которые, однако, менее удобны и менее портативны.
Иногда приходится охотнику отправляться в поле на несколько дней, и притом в местность глухую, где нет близко деревни для остановки, или же, охотясь, приходится переезжать с места на место. В таких случаях нужно запасаться всем необходимым. Самое удобное, если охотник имеет свою собственную телегу, в которую можно все уложить. Кроме телеги надо запастись и палаткою. Лучшею г. Ген считает палатку тент-абри из хорошего английского полотна. Хороша также палатка, делаемая Кебке (Петербург, Волховский переул. № 4) и называемая пашковскою; стоит такая палатка 25 рублей и вполне предохраняет от проливного дождя и ветра, если положить внутри побольше сена и сеном обложить стенки снаружи. В такой палатке можно удобно поместиться 2—4 человекам с собаками.
Кто не обзавелся ранцем с кухнею, тому надо брать с собою в отъезжее поле следующие вещи.
Котелок; самый удобный — или медный луженый с крышкою и висячею дужкою, или чугунный, эмалированный внутри, с ручками, к которым приделывается проволочная дужка.
Чайник медный, из белого железа, 2 сковородки с ручками, жестяные тарелки, деревянные ложки, ножи, вилки и проч. принадлежности, упоминаемые в описании полевой кухни.
Походный ледник, могущий в то же время служить и хранилищем горячей пищи осенью или весною, а равно и на облавах делается он так: заказывается сундук из дюймовых досок в форме куба мерою внутри 1/2 аршина сторона; крышка на петлях; ящик внутри обивается войлоком в несколько рядов, равно и дно, а затем в него вставляется другой ящик белого железа или медный с плотною крышкою, тоже в форме куба со сторонами в 5-ть вершков. Ящик этот должен плотно входить в деревянный; сверху же на жестяной ящик накладывается подушка из войлока толщиною в вершок.
Лед надо класть по возможности большим куском и ежедневно утром и вечером сливать образовавшуюся от таяния воду и самый ледник ставить в тень. При таких условиях лед сохраняется дня 3—4. Этот же ледник может иметь и другое назначение, именно — служить хранилищем горячей пищи, которая в таких случаях кладется вместо льда, например при облавах.
В ружейных магазинах можно найти ледники, подходящие к описанному, и кто не хочет возиться с заказом, может купить готовый.

Пища на охоте

Общие правила приготовления кушанья.
Для супа: мясо наливать холодною водою и затем кипятить; класть мясо для скорости приготовления не особенно большими кусками. После того как вода закипит, снимают пену и спустя некоторое время, когда мясо начнет делаться мягким, кладут остальные составные части. Хороший суп требует не менее фунта мяса на человека. Часто в густых супах делается подправка, которую изготовляют так: берут кусок масла, поджаривают в нем мелко нарубленный лук до мягкости, а затем присыпают муки и после 1—2 минут жаренья с мукою наливают горячего бульона, размешивают, чтобы не было комков, и вливают в суп. Эта же подправка, т. е. мука с луком или без него, поджаренная в масле и разведенная бульоном, является основанием всякого соуса, который делается прибавлением сюда разных веществ, напр. шампиньонов, томатов, грибов, зелени и проч.
Жарить на охоте всего удобнее на вертеле; для этого срезается молодое деревцо, преимущественно береза, как дерево, не имеющее специфического запаха, обрезаются сучья, и тонкий конец его обстругивается четырехугольно и заостряется. На этот конец вперемежку с кусками шпека и луку надеваются небольшие куски дичи, баранины или говядины, посыпают перцем и солью и жарят, держа над угольями, помазывая от времени до времени маслом, распущенным в горячем вине или бульоне. Можно также жарить и на сковороде, поставив ее на уголья и положив масло; класть мясо на сковороду нужно тогда, когда масло начнет сильно кипеть.
Бульон. Берут кусок говядины, разрезают его на небольшие части, наливают холодною водою и кладут соль и луковицы, а затем, спустя 2 часа кипенья, коренья. Если хотят получить суп, то кладут какую-либо крупу, вермишель и т. п.
Свежие щи. Спустя час после того, как бульон закипит, в него опускается кочан капусты, разрезанный на части, морковь, репа, картофель, сельдерей, порей, все нарезанное на части; затем, проварив это хорошо часа 1 1/2, кладется подправка, как указано выше, а равно сметана, кто любит, и после получаса кипения щи готовы. Вкус щей замечательно улучшается прибавкою томатов, которые кладут одновременно с подправкою.
Борщ. Варят бульон и спустя час после того, как он закипит, в него кладут свеклу, нарезанную брусочками, немного свежей капусты, моркови, сельдерея (побольше), затем сахару и уксусу по вкусу, далее поступают согласно предыдущему. Если есть ветчина, колбаса или сосиски, то их кладут в борщ и дают прокипеть с 1/4 часа.
Щи кислые. Кислая капуста отжимается, кладется в котелок; туда же кладется лук и поджаривается с маслом докрасна, посыпается слегка мукой, затем наливается водою, кладется говядина и варится. Чем дольше будут вариться щи, тем они вкуснее. В случае, если щи укипят, их доливают горячею водою.
Уха. Очищают рыбу от чешуи и внутренностей, наливают холодною водою, кладут несколько целых луковиц, ставят на огонь; когда закипит, снимают пену, кладут соль, несколько перцу целыми зернами и 1—2 лавровых листа. Когда луковицы сделаются мягкими, уха готова. Прибавлением либиховского бульона и сметаны увеличивается вкус и питательность ухи.
Яичница. Кусок масла распускают на сковороде (поджаривают кусочки ветчины, если она есть) и затем выпускают осторожно яйца глазками, солят и поджаривают на огне.
Жареные грибы. Грибы моют, солят и кладут на сковороду, которую ставят на огонь. Грибы тотчас выпустят из себя сок; когда этот сок совсем выкипит, то кладут масло и в нем хорошенько поджаривают грибы, а затем уже наливают 3—4 ложки сметаны и продолжают жарить. Когда сметана загустеет, то грибы готовы.
Печеный картофель. Когда от костра много нагорит золы, то в горячую золу кладут картофель, репу и брюкву. Печеные, с маслом они очень недурны.
Независимо от приведенных блюд охотник может разнообразить свою кухню до бесконечности сообразно тем припасам, которые ему попадутся. Все дело в том, чтобы у него явилась к этому охота, и тогда успех несомненен.
К этому извлечению из статьи г. Гена необходимо добавить, что на охоте надо как можно менее пить воды. Самое лучшее средство для утоления жажды — полоскать рот водкой (но не пить ее).

Примечания

(1) Ружье промывается дочиста и протирается конопляным пыжом, несколько смоченным и сильно натертым сулемой; потом ствол с конца чем-нибудь плотно затыкается и кладется на горячую печку, чтобы он хорошенько прогрелся.
(2) Наиболее удобные очки с т. н. грефовскими выпукло-вогнутыми стеклами, отличающимися очень малым призматическим преломлением. Очки эти (в роговой оправе) стоят в Петербурге у Урлауба 6 рублей.
Автор: Л.П. Сабанеев

Июнь « :: » Август

Поиск по сайту

Календарь праздников
Народные приметы
Знаки зодиака

Овен Телец Близнецы Рак Лев Дева Весы Скорпион Стрелец Козерог Водолей Рыбы

Крыса. Мышь. Буйвол. Бык. Корова Тигр Кот. Заяц. Кролик. Дракон Змея Лошадь Коза. Овца. Баран. Обезьяна Петух. Курица. Собака Кабан. Свинья.

Ежедневный общий гороскоп ...
^ Наверх