Главная » Охота и Рыбалка » Охотничий календарь Январь

Охотничий календарь Января.

Стрельба тетеревов из ямок

Эта охота основана на зимней привычке тетеревов ночевать и даже проводить часть дня под снегом и особенно распространена в Сибири. Покуда снег еще не глубок (менее полуаршина), тетерева ночуют в чаще, стараясь забиться под куст, кочку и т. п. места, не занесенные снегом; но затем, когда начнутся сильные морозы и метели, в средней полосе обыкновенно не ранее как в декабре, они уже отдыхают днем и ночуют в сугробах, на опушках, в логах и овражках. Чаще всего места ночевки встречаются на свежих сечах, по большим лесным полянам, покрытым некосью, по лесным болотам и логам, также по опушкам больших лесов (лиственных) или в редких кустарниках и кочках вблизи крупного леса. Каждая стая имеет 2—3 и более излюбленных мест для ночлега и ночует на них из года в год. В каждом месте тетерева проводят от 2 до 10 ночей, смотря по тому, будут ли на нем потревожены.
В конце зимы, как только начнутся черепки и насты, тетерева выбирают для ночлега более рыхлый снег в лесной чаще или забираются под кусты и охота за ними становится более затруднительной. Отсюда следует, что самое удобное время для стрельбы из ямок — средина зимы, когда подъезд к тетеревам на санях (см. декабрь) становится уже затруднительным. Понятно также, почему в средних губерниях, где снега никогда не бывают так глубоки, как в северных и восточных губерниях европ. России и в большей части Сибири, стрельба из ямок почти вовсе не известна и возможна не каждую зиму. В западной России тетерева почти никогда не ночуют в снегу.
Обыкновенно тетерева, наевшись березовой почки и сережки, стремительно бросаются вниз; каждая птица, пробив снег до самой земли, делает на нем т. н. ямку (местами — лунку) и, продвинувшись несколько вперед, пробивает головкой отверстие для прохода воздуха. Каждая ямка отстоит на несколько шагов (до 10—20) от другой, но вся стая редко размещается на отдых или ночлег на значительном пространстве. Свежая ямка всегда одиночна, имеет продолговатую форму с несколько рассыпавшимся впереди снегом (осыпью). Если же на расстоянии полуаршина (или 10 вершков) от каждой лунки находится другая, то это означает, что птицы уже покинули свое убежище. Опытный глаз еще издали отличает свежие лунки, без вылетного отверстия, от старых, но все-таки, если долго не было пороши, старые норы часто сбивают.
Зная приблизительно место кормежки тетеревов, нетрудно по свежесломанным веточкам и шелухе березовых почек разыскать ямки, тем более что (среди зимы) эти ямки видны за несколько десятков сажен. Обыкновенно охотник ездит в санях или ходит на лыжах по опушкам, полянам и в редколесье и высматривает птиц или признаки их недавнего пребывания. Еще лучше предварительно найти стаю и следить за нею, покуда птицы не слетят в снег. Обыкновенно тетерева, посидев немного на деревьях около ночевки, начинают один за другим спускаться вниз, пробивая в снегу свежие лунки. Охотник, выждав несколько времени (до часу), подъезжает на санях к замеченному месту, насколько это возможно, сажен за 200, затем становится на лыжи и подходит к нему, держа ружье наготове и взведя курки. Если снег не очень глубок, то гораздо удобнее сходить с лыж, под которыми снег, если он не рыхл, очень хрустит и спугивает птицу. Нередко, если позволяет глубина снега, охоту эту соединяют с подъездом, вернее, завершают ею охоту с подъезда, хотя в сильные морозы тетерева укрываются в снегу и среди дня, после утренней кормежки. Перед самыми сумерками тетерева уже спят и, не слыша приближения охотника, подпускают его вплоть и вылетают не сразу всем стадом, а поодиночке.
Всего лучше подходить к ямкам против ветра, так как птицам тогда не так слышно приближение охотника. Кроме того, чем глубже снег, тем в большей безопасности они себя считают и тем неохотнее расстаются со своим убежищем, особенно в пасмурные серые дни. При таких условиях можно сделать из ружья, заряжающегося с казенной части, до 6—10 выстрелов, не сходя с места. К тому же приходится стрелять обыкновенно на сравнительно открытом месте. Шомпольные ружья поэтому здесь так же неудобны, как для стрельбы на чучела и вообще как для всякой кратковременной охоты, главное условие успеха которой заключается в быстроте заряжания. Весьма важно поэтому, чтобы охотник был одет насколько можно легче. Так как тетеревов приходится бить здесь влет, а, следовательно, перо не прилегает так плотно к телу, как у сидячих, то птица гораздо слабее на рану, чем при стрельбе с подъезда, а потому достаточно № 4 дроби (англ.).
В феврале, с началом оттепелей, тетерева начинают уже садиться в снег по чащам, где снег рыхлее, чем на открытых местах, или прячутся под кусты, в чащах. Но если наста нет, а снегу много, особенно после порош, что, к сожалению, бывает редко, то в феврале стрельба тетеревов еще удобнее, чем в январе, по той причине, что они, привыкнув ложиться спать очень рано, спускаются на ночлег совсем засветло и иногда можно успеть побывать на двух ночевках.
Таким же образом можно стрелять зимою и куропаток, которые также ночуют в снегу, но, как кажется, еще никто не пробовал этой охоты, по крайней мере о ней еще до сих пор нигде не сообщалось.

Ночная стрельба тетеревов

В западной Сибири существует довольно оригинальный способ зимней охоты на тетеревов — ночью, при лунном свете или с огнем. Это та же стрельба из ямок, с тем отличием, что она производится очень поздно при сильном лунном свете или, напротив, в самую темную ночь с искусственным освещением. Охота эта, следовательно, служит как бы дополнением предыдущей, и многие охотятся сначала засветло, а затем едут к другой ночевке и стреляют уже с огнем или выжидают восхода луны. В последнем случае необходимы совершенно ясная ночь и полнолуние. Лунки высматриваются заранее, и подходят к ним так, чтобы луна светила сзади. Для охоты с огнем, напротив, выбираются самые темные ночи и необходимо быть вдвоем: один светит, другой стреляет. Для освещения употребляют факелы из просаленной или просмоленной пакли, навернутой на сухую палку аршина в 2 длины, или сосновые, еловые шишки (также т. н. смолье, т. е. смолистые и сухие щепки от пней) на сковороде с железной ручкой. Не следует светить очень высоко, а лучше держать луч на высоте пояса. Охотник, дойдя до ближайшей лунки, вытаптывает тетерева, который, попав в освещенное пространство, спросонок несколько секунд не может опомниться и кружится на одном месте, в нескольких шагах от людей. Сибирские промышленники поэтому весьма удачно ловят вылетающих тетеревов большими сачками на длинных рукоятках. Так как стрелять приходится на самом близком расстоянии, то весьма полезно, даже необходимо, чтобы не разбить птицу вдребезги, несколько уменьшить заряд пороха, а в особенности дроби.

Подкармливание серых куропаток

Так как серые куропатки зимою кормятся озимью и различными семенами и отыскивают пищу преимущественно на земле, то глубокие сплошные снега всегда бывают причиной значительного уменьшения этих птиц. Если же снег заледенеет и, кроме того, будут стоять продолжительные морозы, то обыкновенно к весне не остается и десятой доли куропаток, уцелевших к началу зимы. Большая часть их вылавливается сетями и другими снарядами на гумнах и вообще около жилья, около которого стаи держатся поневоле, вынуждаемые бескормицей; уцелевшие же птицы или погибают голодною смертию, или переселяются в малоснежные местности — на запад или юго-запад. За границей и у нас почти во всей западной части России от Петербурга до Киева у более состоятельных владельцев или арендаторов охотничьих угодий куропаток охраняют от сетей промышленника надежные сторожа или егеря, а для того, чтобы имеющиеся на лицо табуны не перекочевали с голода в чужие владения, куропаток каждую зиму подкармливают более или менее, смотря по глубине снегов и количеству пищи на воле.
Обыкновенно еще с осени, по черностопу, в тех кустах или мелколесье, в котором стайки предпочтительно держатся, ставят в разных местах шалаши из небольших сосенок или елочек комлями вниз, чтобы птицы могли свободно проходить. С первым снегом поблизости шалашей начинают сыпать так называемого подсева или высевков, и вскоре куропатки привыкают посещать эти места. Когда снег станет очень глубок или покроется настом, корм сыплют уже в самый шалаш, прямо на голую землю. Расход на Подкармливание при хозяйстве весьма незначителен. Если даже подкармливать куропаток цельным, хорошим зерном, напр. ячменем, то на сотню птиц совершенно достаточно на круг по 2 гарнца, т. е., считая четверть ячменя в 5 р., на 15 копеек в день. В теплую погоду порцию эту уменьшают, а в холодную несколько увеличивают. Вместо двух гарнцев ячменя можно давать 1 1/2 пшеницы или 2 1/4 овса: рожь куропатки любят менее всех хлебных зерен. Весьма полезно изредка бросать в шалаш картофель, репу, капустный лист, вообще разные, хотя бы и попортившиеся, овощи. Когда появятся большие проталины, Подкармливание прекращают. Бдительная охрана от разного рода хищников необходима.

Содержание серых куропаток

Подкармливание куропаток не всегда бывает удобно и даже возможно. Поэтому часто бывает выгоднее и надежнее в средине зимы переловить своих куропаток и продержать их в неволе до начала весны или же купить более или менее значительное число птиц у крестьян, ловящих их на своих гумнах. В голодные зимы такая покупка куропаток совершенно необходима и поэтому практикуется многими привислянскими и остзейскими охотниками, преимущественно землевладельцами. В великорусских и малорусских губерниях как подкармливание, так и содержание в неволе куропаток почти неизвестны, хотя эти местности гораздо многоснежнее и малокормнее. Следует, однако, заметить, что по новым охотничьим законам ловля дичи воспрещается, так что покупка живых куропаток затруднительнее прежнего. Во избежание могущих быть неприятностей лицам, желающим сохранить хотя бы часть куропаток от истребления в суровую зиму и приобрести несколько пар живых птиц, лучше обратиться за разрешением ловить куропаток с целью развода или к начальнику губернии, или получить надлежащее удостоверение от ученых естественно-исторических обществ (имеющихся при каждом университете), от Общества акклиматизации животных и растений (в Москве) или от местного или ближайшего сельскохозяйственного общества. Удостоверение же охотничьего общества, как неученого, не может иметь никакого значения, что необходимо принять к сведению. Цена пары куропаток зависит от местности, спроса и изобилия, колеблясь между 50 коп. (на юге) и 2 руб. (в Москве и Петербурге).
Как известно, куропатки спариваются и живут в моногамии. Следовательно, необходимо, чтобы количество самцов и самок было по возможности одинаково. Самцы отличаются от самок тем, что покрупнее, держатся прямее и, будучи взяты в руки, несколько растопыривают хвост, подобно большинству самцов птиц. Кроме того, у них бока шеи темно-серые, а у самок буро-оливковые и шейные перья имеют у ствола продольную желтоватую полоску; наконец, у самца на брюхе большое бурое подковообразное пятно, мало заметное у самки, особенно молодой. Само собою разумеется, что надо выбирать самых бодрых, непомятых и неизнуренных птиц.
Пойманных куропаток держат в пустой, неотапливаемой комнате, в сарае, на чердаке или голубятне. Чтобы они не могли разбить голову о стекла или потолок, к окнам прибивают частые сетки и на высоте человеческого роста протягивают горизонтально большую сеть, напр. крыло от старого невода. Пол посыпают песком или золой, по углам ставят елочки, густые кусты можжевельника или хворост и какую-нибудь солому (лучше в снопах) — для того, чтобы куропатки могли прятаться от холода, человека и нападений своих же товарищей. Кормят подсевом, вообще различными зернами, какими сподручнее и выгоднее; для питья же ставят воду или, еще лучше, снег. Слишком закармливать куропаток не следует, так как они очень жиреют и потом, когда будут выпущены на волю, плохо несутся и увертываются от нападений хищников. Поэтому чем больше будет насыпано в помещении песку или соломы, тем лучше, так как птицы по необходимости должны разыскивать запавшие зерна. Вообще корм отнюдь не следует сыпать большими кучами и на виду. Пленников держат взаперти до первых признаков весны, т. е. до середины февраля на юге и до первых чисел марта в средней полосе.

Охота на берлоге

В местностях, не слишком отдаленных от столиц и больших городов, охота на медведя обходится очень дорого и доступна только богатым охотникам. Как известно, она производится почти всегда облавным способом (см. ноябрь), который требует нескольких десятков кричан, что еще более возвышает стоимость охоты. А потому небогатым охотникам, особенно живущим в глухих лесных уездах средней и северной России, где не всегда можно и достать потребное число людей для облавы, гораздо удобнее и дешевле стрелять купленных у промышленников медведей на берлоге. К тому же в глубокий снег охота с кричанами не всегда может быть удачна.
Охота на берлоге производится с одним или лучше с двумя вооруженными проводниками, хорошо знающими место, где залег медведь. В большинстве случаев берут с собой также одну или двух хороших зверовых собак — лаек, которые бывают почти у всех зверопромышленников; обязанность этих собак — выгнать медведя из берлоги и затем не давать ему хода, задерживать его в критические для охотника минуты. С надежной лайкой можно быть вполне уверенным в своей безопасности и удаче охоты. Необходимое условие добывания медведя на берлоге составляет умение ходить на лыжах. На расстоянии нескольких десятков сажен от берлоги или перед тем, как войти в лес, охотники останавливаются, осматривают, все ли у них в порядке, снимают с себя все лишнее из одежды и, взяв собак на свору, идут к месту лежки зверя. Не доходя до нее шагов десяти-пятнадцати, смотря по месту (чем крепче место, тем ближе подходят, и наоборот), охотник становится впереди, около самого лаза, а провожатые сбоку и несколько позади. Так как чело берлоги обращено почти всегда на восток, а медведь, выскочивший из берлоги, обыкновенно направляется, т. е. метнется, вбок, к югу, то из этого следует, что всегда удобнее становиться, если позволяет местность, на юго-восток от отверстия. В том случае, если берлога находится в чаще и буреломе, где стрельба, особенно из экспресса, ненадежна (пуля, задев за сучок, разрывается), прибегают иногда к следующей уловке. Так как медведь всегда предпочитает идти лыжницей — по следу, оставленному лыжами, на котором он менее вязнет в снегу, то с южной стороны берлоги делают на лыжах большой полукруг, от которого проводят след прямо на юг. Если стать в стороне от этой последней лыжницы, выбрав удобное для стрельбы место, то медведь очень редко минует охотника. Став на место, первым долгом надо сбросить с себя лыжи и обмять снег почти до земли, чтобы тверже стоять на ногах; затем надо осмотреть местность, по возможности до мельчайших подробностей, заметить все сучки, могущие помешать удаче выстрела. Все это делается с соблюдением глубочайшей тишины. Наконец охотник взводит курки, спускает собак и науськивает их. Лайки подбегают прямо к челу берлоги; ощетинившись и поджав хвост, они поднимают злобный лай. Случается, что медведь минут через пять выскакивает из берлоги, бывает и так, что его приходится ждать с полчаса и более. Дольше всех не выходит медведица с детьми, большею частию родящимися в январе или (на севере) в феврале. Кроме того, в оттепель медведь выскакивает всегда скорее, чем в мороз, иногда даже в момент остановки охотников, прежде чем они успеют приготовиться. Вообще в теплую погоду охотиться на медведей неудобно. На лай собаки медведь из своего логова отвечает ей ревом, иногда высовывает часть головы и снова прячется, иногда высовывает лапу, стараясь захватить ею собаку. Если она неопытная, то ему иногда удается схватить ее, но бывалая лайка зорко следит за движениями зверя и не даст себя поймать.
Медведь выскакивает из берлоги чрезвычайно быстро, и его первое движение всегда — броситься на собаку, как на существо безоружное и раздразнившее его. Опытная собака знает это хорошо, а потому, лишь только заметит, что медведь намеревается покинуть свое логово, ловко увертывается и стремительно бросается в сторону, хватая его затем за гачи. Момент, когда медведь кидается на собаку, самый удобный для того, чтобы убить зверя, причем выцеливать надо как можно тщательнее. Всего неудобнее и опаснее, когда медведь скачет прямо на охотника, опустив голову к земле и заслоняя грудь.
Если охотник, выстрелив, не заденет медведя, то в большинстве случаев медведь спешит скрыться; если же заденет и ранит, то зверь иногда бросается на своего преследователя. Тогда уже нужно не терять присутствия духа, не поддаваться страху, не дать промаху; кто сробеет, с тем дело может кончиться плохо; но человек, владеющий собой, имеющий про запас выстрел, никогда не попадется медведю в лапы. При неминуемой опасности, когда медведь бросился на вас после выстрела, всего лучше выхватить нож, упасть на спину и затем распороть ему брюхо. На лежащего человека медведь никогда не бросится так злобно и стремительно, как на стоящего, у которого почти всегда сначала вышибает из рук кинжал или ружье, а затем сшибает лапами самого охотника. Вообще медведь редко пускает в ход зубы, а больше действует когтями.
Когда на берлоге охотятся без собак, то поднимают медведя громкими криками, трещотками, очень редко холостыми выстрелами из запасного ружья, отнюдь не дробью, чтобы не обозлить зверя, или же пихают в берлогу длинным шестом. Тут медведь, как выскочит из берлоги, старается поскорее убежать от охотника и в очень редких случаях бросается прямо на человека. Стрелять здесь б. ч. приходится в угон, а так как, находясь по пояс в снегу, поневоле стреляешь медведя в зад, то угонный выстрел редко бывает смертельным и охота не всегда удается. Другое неудобство охоты на берлоге без собаки — это то, что нередко, если только берлога не грунтовая, медведь выходит не там, где его ждешь, а, пробив себе новый лаз, уходит в противуположную сторону; охотнику, таким образом, не удается не только убить зверя, но даже и увидать его.
Промышленники в северных губерниях обыкновенно ходят на берлогу тоже втроем, иногда без собак. Охота производится чаще с так называемым заломом. Один становится с винтовкой прямо против чела берлоги, шагах в 5 от нее, другие два, предварительно расширив отверстие, всаживают крестообразно колья и начинают выживать зверя криками. Медведь приходит в ярость и старается втащить колья в берлогу или перегрызть их. В тот момент, когда он высовывается, и стреляют, целя в лоб. Само собою разумеется, что если берлога не грунтовая, как у нас большею частию бывает, то медведь проламывает ее сверху или сбоку, и успех охоты становится весьма сомнительным. При стрельбе в медведя, находящегося в берлоге, надо целить всегда значительно ниже того места, куда желают попасть. Это потому, что, вероятно, от испарений зверя происходит оптический обман, как бы мираж, и медведь кажется выше, чем он находится на самом деле. Опытным медвежатникам это явление очень хорошо известно.

Охота на медведей вдогонку

Охота эта производится зимой на лыжах и требует негористой и глухой местности, где бы в лесах почти не было проезжих дорог, и зимы с большим, глубоким и рыхлым снегом.
Лыжи необходимо привязывать накрепко к ногам. Для этого в лыжу возле ремня, в который вставляется носок ноги, продевается ремешок в палец ширины; оба конца того ремешка ведутся назад к пятке, там их перекрещивают и завязывают напереди, на подъем ноги. Привязанная таким образом нога не выскакивает из лыж, когда приходится взбираться на коряжины и завалы и приподымать для этого ноги. Нужно также брать с собой длинную палку, чтобы, опираясь на нее, легче было подниматься на неровности. Не мешает еще захватить с собой, кроме надетого на себя полушубка, запасную теплую одежду, тулуп или шубу, потому что случается ночевать в лесу. При охоте вдогонку необходимо иметь теплую, но легкую одежду — полушубок вскоре приходится сбрасывать, так как он стесняет движения и ходить в нем на лыжах очень жарко.
Охота вдогонку производится, большею частию, когда медведь, ранее потревоженный в берлоге, не ложится, а лежит наслуху, поверх снега, т. е. преимущественно на так называемых шатунов. В большинстве случаев шатунами делаются медведи, до поздней осени кормившиеся падалью или дравшие скот и не успевшие приготовиться к зимней спячке, требующей совершенно пустого желудка и т. н. втулки. Величина зверя при догонке играет большую роль: большого, тяжелого медведя можно загнать гораздо скорее, ибо он скоро утомляется; с маленьким же хлопот несравненно больше.
Охотников должно быть никак не менее трех человек. Собак берут с собой сколько могут: чем больше их будет, тем лучше. Собак привязывают на сворки и подходят к медведю с величайшей осторожностью. Медведя, подпустившего к себе на расстояние выстрела, конечно, убивают, и догонять его, следовательно, не предстоит надобности. Но это уж особенно счастливый случай, чтобы медведь наслуху подпустил к себе близко; обыкновенно же бывает, что он, заслыша малейший шорох, поднимается и бежит. Тогда спускают разом всех собак и начинают кричать и шуметь что есть силы, чтобы заставить медведя бежать во всю мочь. Никогда не следует стараться догонять его, лишь только он тронулся; нужно стараться, напротив, чтобы медведь бежал быстрее, утомлялся и изнемогал скорее; охотник же должен поберегать себя вначале; нечего опасаться не догнать зверя, отстав от него вначале: сохранив силы, его всегда можно нагнать после, когда он уже станет утомляться, а охотник еще бодр, тогда как если охотник сначала усердно изо всех сил припустит за медведем, то наверное можно сказать, что не догонит его, утомится гораздо раньше. Медведь в своем бегстве глубоко проваливается в снегу, прокладывая таким образом канавку и облегчая путь собакам. Охотники идут по следу гуськом, когда собаки с медведем находятся очень далеко и лай их не слышен; когда же собаки наслуху, то охотники сами себе прокладывают путь, сокращая его по возможности больше.
Лай собак начинает доноситься до охотников без перерывов приблизительно часа через три после поднятия медведя, когда он уже начинает утомляться и уменьшать свой ход. Когда же он совсем выбьется из сил, то кружит на одном месте, подолгу останавливается, переводя дух и отбиваясь от собак, и наконец забирается в чащу. Вот тут-то охотникам уже нечего жалеть сил, надо припустить во всю мочь, скорее напирать на зверя, не давая ему вздохнуть. Они здесь разделяются: один идет на собачий лай. подоспевает к медведю, а другие мастерят, т. е. забегают с противоположных сторон вперед медведя. Идти надо с крайней осторожностью, прячась по возможности за кусты, чтоб не дать себя заметить зверю, и когда достигнешь места, где по предположению он должен скоро показаться, нужно выбрать также укромное убежище, откуда он не мог бы никак увидать охотника. Следящий охотник идет так же осторожно, как и другие. Когда медведь не очень еще утомлен, то, завидя следящего за ним человека, бежит от него дальше; когда же очень утомлен и раздражен неотвязчивыми собаками, то, завидя охотника, бросается прямо на него. Убивает медведя или следящий охотник, когда ему удастся подойти к зверю на расстояние выстрела, или же мастерящие — когда медведь навернется на одного из них.

Охота на волков с поросенком

Она заключается в том, что несколько (2—3) человек с ружьями и поросенком ездят ночью в таких местах, где были замечены волки, и когда последние, привлеченные визгом поросенка, приблизятся на выстрел, стреляют в них. Охота может быть удачной, когда волков много и они голодны, т. е. только зимой; всего успешнее бывает она в самом начале периода течки, который обыкновенно начинается около святок, т. е. в конце декабря или в начале января. Всего лучше, когда волки ходят в одиночку, по два, по три, так как тогда можно встретить несколько стаек и сделать несколько залпов. Охота должна быть так приноровлена, чтобы волки принимали охотников за мирно едущих крестьян и смело к ним подбегали. Поэтому всего лучше выезжать вдвоем, много втроем (не считая возницы), на обыкновенных крестьянских розвальнях, запряженных в одну лошадь; в некоторых случаях допускаются другие сани, едущие саженях в 300 от первых. Все охотники должны быть одеты в крестьянское платье и сидеть как можно спокойнее, не показывая своих ружей. Лошадь же ни в коем случае не должна бояться волков, иначе, вместо того чтобы пойти шагом или приостановиться в критическую минуту, она понесет и вывалит охотников из саней.
Для приманки, имеющей здесь едва ли не самое главное значение, выбирают обыкновенно полугодовалого поросенка, иногда даже сосунка. Обязанность поросенка заключается в том, чтобы визжать чуть не целую ночь; поэтому выбор должен быть сделан с толком: чем голосистее визгун, тем лучше; чтобы поросенок визжал, его теребят за уши, почему рекомендуют поросят с торчащими ушами — на том основании, что они будто гораздо чувствительнее, чем поросята вислоухой породы. Хороший поросенок не должен верещать без умолку (потому что тогда он очень скоро хрипнет) или пищать, а лишь редко и отрывисто взвизгивать, как только его возьмут за ухо, и опять смолкнуть. Слишком часто и слишком сильно теребить его за ухо отнюдь не следует. Для большего удобства поросенок сажается в кулек или мешок (иногда зашивается в войлок) так, чтобы наружу оставалась только голова.
Поросенка можно (а там. где свиней держат мало и волки с ними почти незнакомы, даже необходимо) заменять собакой, преимущественно щенком.
Для того чтобы подзадорить волчий аппетит, необходим т. н. потаск, состоящий иногда из клочка сена или соломы, который волочится сзади саней на тонкой веревке, не длиннее 20—25 аршин. Для того чтобы клочок этот имел вид бегущего сзади саней поросенка (или собаки), его зашивают в кулек или мешок и придают ему несколько продолговатую форму. Хорошо также мешок этот класть в свиную закуту или же прямо набивать его свиным навозом. В крайнем случае, когда волки плохо идут, вместо потаска спускают на вожжах самого поросенка.
Охота с поросенком всего лучше удается в тихую лунную ночь. Большею частию ездят по проселочным дорогам или целинам, стараясь держаться на выстреле от опушки и против месяца, т. к. лунный свет обманчив и если стрелять, стоя лицом к луне, то можно промахнуться. Когда волки бросятся к потаску, кучер останавливает лошадь, и охотники, уговорившись заранее, кому в какую сторону стрелять, дают залп.

Стрельба русаков на засидках

Стрельба русаков из засады, на гумнах и близ стогов всего употребительнее в степных местностях, где русаков много, а тропить их редко кто умеет; при многочисленности следов не всегда это бывает и возможно. Большею частию бьют зайцев на засидках в середине зимы, если она снежная, — только в светлые лунные ночи. В степях русаки находят себе пищу в стогах сена, но в густонаселенных местностях они по необходимости держатся около гумен, причем во время метелей и сильных морозов ложатся часто в самых гумнах, где-нибудь под ометом соломы или под амбаром, а иногда даже залезают в теплую ригу. Самое удобное время для охоты на засидках — январь, когда выслеживание становится затруднительным.
Для большей верности весьма нелишне (а иногда необходимо) делать дня за два приваду. С этою целию в наиболее удобном месте ставят в снег один сноп (иногда два) невымолоченного овса, комлем вниз, и окапывают снегом. След свой около привады надо заровнять веткой или соломой. Если русаки ходят жировать к гумну или какому-нибудь строению, то засада устраивается весьма просто — около стены или, если только охотник не в темной одежде, у омета соломы. В степи прячутся в самый стог сена, к которому повадились бегать русаки, но выбирать лучше початый стог, в котором залечь удобнее; делать же перед охотой свежее углубление в стоге не следует, так как заяц его непременно заметит и близко не подойдет. Чтобы сено или солома не шуршали, кладут под себя полость. Место засидки должно быть выбрано таким образом, чтобы лунный свет приходился сзади. Стреляют только в очень светлые и тихие лунные ночи, когда можно и увидеть и услышать, по морозу, приближение русака. Необходимо сидеть как можно спокойнее и не шевелиться, и ружье держать на коленях со взведенными курками. Всего лучше стрелять сидячего, именно в то время, как русак, прислушиваясь, станет на задние лапы, так как тогда выцелить его нетрудно. Для того же, чтобы он приподнялся, достаточно потихоньку свистнуть. Так как стрелять приходится очень близко, то заряд дроби (№ 1—2 англ.) можно убавить.

Зимняя охота на зайцев нагоном

Эта охота производится обыкновенно в середине зимы, в том случае, если зайцы держатся и залегают в опушке. Всего лучше производить ее вдвоем, втроем, при четырех загонщиках, умеющих ходить на лыжах. Все едут к лесу на двух розвальнях. Так как в ветер гона не слышно, а в иней заяц западает и лежит очень крепко, то надо выбирать тихие и ясные морозные дни. Подъехав к назначенному месту, гонцы и стрелки, став на лыжи, отправляются на места: стрелки на номера, кричане в загон. Становиться надо или на «дути» — сугробах у опушки, или на тропе. Загонщики должны идти, равняясь, сохраняя интервалы и крича, прямо на стрелков и, заметив гонный след, криком предупреждать о его направлении. Весьма полезно при этом, чтобы один из гонцов шел опушкой, сбоку — ради того, чтобы какой-либо заяц не ушел в поле или не лег в надуве. Раньше всех, в начале гоньбы, выбегает русак, лежащий в опушке, непременно надувами, которые его хорошо держат. Затем выбегает, не торопясь, почти перед загонщиками, беляк — и, если стоять смирно, выходит очень близко от стрелка.
В больших лесах, где русаков не бывает, можно весьма удачно охотиться на беляков по лесным дорогам. Беляки зимою весьма охотно держатся близ лесных дорог, по которым возят сено из пустошей, которое они здесь подбирают. Обыкновенно они и ложатся поблизости, в нескольких шагах от дороги. На этом основана охота с двумя загонщиками, обыкновенно мальчиками. Охотник идет по дороге, а мальчишки в снегу по обеим сторонам и потихоньку постукивают палочкой по деревьям. Взбуженный беляк непременно выбегает на дорогу и здесь часто останавливается и прислушивается, так что обыкновенно попадает под выстрел.

Чтобы не возвращаться к правилам стрельбы зайцев, приведем здесь главнейшие из этих правил.
Если заяц бежит от охотника в угон, надо целить, смотря по быстроте бега и расстоянию, от 1/2 до 1 1/2 вершка выше ушей.
Если заяц бежит в ноги, — целят в передние пазанки.
При боковом (поперечном) направлении бега надо брать от 1/4 до 1/2 аршина вперед головы, смотря по быстроте бега.
Если заяц бежит в полупоперечном направлении, наискось — диагональю, — надо целить на 2—4 вершка вперед.
При стрельбе с горы или в гору угонного зайца закрывают его стволами и метятся немного вперед.
В лежачего зайца с прижатыми ушами (на лежке) целят на вершок выше, в переднюю часть тела; в сидящего задом и близко — в крестец; в сидящего боком и близко — в верхнюю часть лопатки, а от 50 шагов надо брать поверх загривка или в голову.

Стрельба русаков близ жилья

К концу января вследствие глубоких снегов ходьба возможна только на лыжах; лыжи шумят, и русак, если его сходить маликом, соскакивает далеко вне выстрела. Чтобы охотиться по русакам, обыкновенно прибивающимся в это время к жилью, всего лучше действовать следующим образом. Охотник берет с собой трех загонщиков и обходит те места, куда русаки ходят на жировку, как-то: озими, крестьянские гумна, огороды. Найдя малик, который сделан русаком, шедшим с жировки на лежку, охотник идет этим маликом до первой сметки или петли и с этого места обкладывает зайца, т. е. обходит круг шагов 500—600 в диаметре, наблюдая, однако, чтобы кусты, камни и т. п. места, в которых русаки обыкновенно ложатся, оставались в круге, и сообразно с этим уменьшает или увеличивает круг. Обойдя круг, то есть возвратившись с другой стороны на свой след и не найдя выхода, что означает, что русак лежит и обойден, охотник становится на входном малике возле первой петли за каким-нибудь прикрытием: кустом, камнем, сугробом, а если он одет в белое охотничье, то есть зимнее, платье, то может стоять и на открытой местности. Загонщики немедленно заходят с противуположной стороны оклада и, разойдясь цепью, гонят, покрикивая и посвистывая, на охотника. Русак, соскочив от загонщиков, проходит возле своей первой петли шагах в 15—30, и таким образом охотник может стрелять наверняка.
Если русак уходит по случаю промаха или уходит из оклада, минуя охотника, что иногда случается, в особенности с русаками, уже стрелянными прежде, то его можно обойти вторично; но для этого нельзя уже идти маликом до смётки, которую гонный делает там, где ложится, а следует начинать обход, сообразуясь с местностью; так надо обходить издали каждый овраг, кусты, постройки, если русак к ним направился. Если гонный русак обложен, то гнать надо так же, как и в первом окладе, то есть охотник становится на входном малике, а загонщики гонят с противуположной стороны.
Когда охотников двое или трое, то охота эта еще вернее, но один из охотников непременно должен остановиться на малике, как сказано выше.
Автор: Л.П. Сабанеев

Ноябрь и Декабрь « :: » Февраль

Поиск по сайту

Календарь праздников
Народные приметы
Знаки зодиака

Овен Телец Близнецы Рак Лев Дева Весы Скорпион Стрелец Козерог Водолей Рыбы

Крыса. Мышь. Буйвол. Бык. Корова Тигр Кот. Заяц. Кролик. Дракон Змея Лошадь Коза. Овца. Баран. Обезьяна Петух. Курица. Собака Кабан. Свинья.

Ежедневный общий гороскоп ...
^ Наверх